aif.ru counter
314

Последний "шаромыжник"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52 27/12/2006

113 лет назад умер самый известный за всю историю Саратова долгожитель. 29 ноября 1894 года жители города провожали в последний путь Жана Батиста Савена. Пленный француз наполеоновской армии прожил в нашем городе 82 года и скончался в возрасте 127 лет, по другим данным - 124. Этот рекорд так до сих пор никто и не побил. По преданиям, бывший лейтенант 2-го гусарского полка учил в местной гимназии французскому языку будущего революционера Николая Чернышевского и стал последним ветераном Великой армии, похороненным в России.

Пленного отпустили, напоив водкой

Пленные французы начали появляться в Саратове через несколько месяцев после Бородинского сражения. В губернию они прибывали через нынешнюю Тамбовскую область. Напоминанием о пути их следования служат "французские могилы". Солдат, не выдержавших лишений и дорожных тягот, хоронили прямо у дороги. Под Аткарском была поляна, которую называли Французской. Этот, тогда уездный, город стал своеобразным "фильтром": в Саратов направлялись только офицеры. Солдат же партиями по 100 человек размещали в Вольске, Камышине, Царицыне.

По-видимому, таким же путем в нашу губернию попал и Жан Батист Савен. Об участнике Отечественной войны известно, что он служил в 3-м корпусе маршала Нея и участвовал в Египетском походе, а потом в военной кампании против России. В ноябре 1812 года вместе со своими сослуживцами Савен отступал под натиском русской армии к границе с сегодняшней Белоруссией. Остаткам наполеоновских войск предстояла переправа через речку Березину. По преданию, Ней поручил лейтенанту, проверенному в боях ветерану, охрану ящиков с орденами Почетных легионов и четырьмя миллионами золотых франков. Едва повозки, груженные тяжелой поклажей, въехали на деревянный настил моста, как вслед за ними вползли пушки. Переправа, не выдержав, рухнула. Савен, оказавшись в ледяной воде, чудом выбрался на берег, но здесь его поджидали казаки.

По счастливой случайности офицера миновала участь, которая была уготована многим его соотечественникам. Некоторые предприимчивые казаки решили сделать бизнес на живом товаре. "Шаромыжники", такое прозвище дали русские пленным французам, охотно раскупались за рубль теми деньгами. Отдав такую сумму, помещики нередко превращали солдат в крепостных или гувернеров. По легенде, пленного Савена привели в шатер к атаману Платову. Тот сначала, по свидетельствам очевидцев, "врезал бедняге по шее", а потом угостил чаркой водки.

В возращении на родину отказали

Под конвоем гусара из Франции сначала препроводили в Ярославль, а затем - в Саратовскую губернию. Здесь он принял русское подданство, а по другим сведениям - стал православным. Правда, в официальных документах Савен всегда называл себя католиком. Но, скорее всего, ветеран остался в чужой стране на постоянное место жительства по другой причине. К моменту окончания войны ему исполнилось 43 года. Близкие не интересовались его судьбой. К тому же иностранцу удалось выгодно жениться на купеческой дочке Прасковье Сергеевой. Семейная чета поселилась в доме на улице Грошовой (Дзержинского). Кстати, восемь лет назад на нем появилась мемориальная доска в честь долгожителя-рекордсмена. Примечательно: в открытии участвовал его соотечественник, посол Франции в России Юбер Колен де Вердьер.

После заключения брака Савен было пытался ходатайствовать о возвращении на родину. Но власти ему отказали в смене гражданства - по закону бывший солдат не должен быть связан супружескими узами и иметь детей. Тем не менее, запрет не расстроил ветерана. Он переделал свое имя на русский лад - Николай Андреевич Савин. Покровительство тогдашнего губернатора Панчулидзева помогло ему стать учителем в благородном пансионе при Саратовской гимназии. Выдержав экзамен при дирекции училищ, Савен получил диплом на право преподавания французского языка.

Про уникального жителя Саратова современники вспомнили, когда тот ушел на пенсию в возрасте... 106 лет. Тогда к дому старца выстроилась очередь из газетчиков и просто любопытных людей. По воспоминаниям местного краеведа Константина Военского, посетившего новоиспеченного Николая Савина, ветеран меньше всего походил на француза: густая седая борода, крупные черты лица. Он похоронил жену, трех детей, а последние годы перед смертью он прожил с дочерью. По словам соседей, несмотря на преклонный возраст, старика до самой смерти не покидала "телесная бодрость". В будние дни он сам ходил на базар за продуктами, хлопотал по хозяйству, обрабатывал грядки на собственном огороде. По воскресеньям он обязательно посещал мессу в католическом соборе. Старожилы, хорошо знавшие Савина, утверждали: офицер наполеоновской армии отличался умеренностью в пище. На его столе появлялись лишь самая простая еда и чай, который бывший военно.пленный пил с большой охотой. До последних дней своей жизни старик находился в здравом уме и твердой памяти. Почтенный возраст не помешал ему не забывать имена людей, с которыми ему приходилось сталкиваться.

Долгожитель ушел в мир иной, проболев несколько дней. На памятник "последнему ветерану Великой армии" собирало деньги Санкт-Петербургское общество французов-переселенцев.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах