aif.ru counter
136

Игорь Шилов: На войне я всё время думал, где раздобыть еды

АиФ-Саратов № 19. "АиФ-Саратов" 11/05/2016

О том, как мальчишкой сбежал на фронт и стал сыном полка, корреспонденту «АиФ - Саратов» рассказал Игорь Шилов, участник войны.

Поезд тронулся

- Игорь Александрович, как вам, ребёнку, пришла идея пойти на фронт?

- Родителей не стало, когда мне было три года. Я жил с бабушкой. Целыми днями пропадал на улице. Ребята задирались, и я давал сдачи. Меня считали хулиганом, беспризорником. Неоднократно забирали в детский дом. Когда шла война, милиция поймала меня на железнодорожном вокзале. Тогда был ноябрь, лежал снег. Прибыв в детдом, я сразу заболел. Меня там вылечили. Позвали в детский оркестр. Но я отказался, сказал, что пойду в разведку!

Мои дяди уже были на фронте, в районе Брестской крепости. Один был офицером-пограничником. Второй отвечал за связь, отправлял почтовых голубей. Оба погибли. Я тогда думал, что отыщу их и буду с ними воевать. Было мне 10 лет. Это 1942 год. Я снова пришёл на вокзал, просился, чтобы меня взяли в Сталинград. Отказали. Тогда я тайком пробрался в вагон, где стояли ящики с продуктами, и спрятался. Поезд тронулся, я уснул. По дороге в Сталинград нас начали бомбить. Но мы уцелели. Меня обнаружили. Так я оказался в девятом воздушно-десантном стрелковом полку четвёртой дивизии. С ним и шёл всю войну.

- Какие поручения вам давали?

- Я был в качестве связного. Меня посылали на передовую узнать, что требуется. После боя я объезжал подразделения, собирал сведения о потерях, доставлял почту, продукты, лекарства. Чтобы не ходить пешком, выдали мне лошадь трофейную, да такую высокую, что я под её животом пройти мог, не сгибаясь! Как дёрнется в одну сторону, так у меня поводья из рук вылетали. Ничего не мог поделать. Она была сильная. Помню, однажды вытащила меня на передний край: наши сзади, немцы спереди. Свои кричат: «Уходи, уходи!». А я не могу с лошадью справиться. Она будто чувствует, что ей надо к немцам. Лошади у них были натренированными, слушали команды своих. После выделили мне лошадь маленькую, вроде пони. Тогда уж я начал ездить во всю прыть!

- В разведку сходить удалось?

- В разведку я ходил четыре раза. Вещь эта опасная. Каким бы я юным ни был, подозрения всё равно падали на меня. Так, в Венгрии назвали меня маленьким солдатом, схватили и бросили в подвал. Хорошо, решётки там были широкие, я голову просунул и сбежал. А то бы порвали на куски...

Враг есть враг. Когда я выходил на передовую, у меня был маленький автомат с собой, приходилось отстреливаться. Если немец поднял на тебя оружие, подними и ты на него. Наступает - стреляй. Помню, как на переднем крае красиво летали пули, словно фейерверк. Я первый раз замер, засмотрелся на них, и мне кричали свои: «Пригнись!». Вокруг было много раненых и убитых. Однажды осколком задело и меня. Рана была лёгкая, сразу перевязали, и я отошёл. Контужен был не раз. Когда меня впервые засыпало землёй, я испугался, подумал, что осколок от снаряда попал в спину. К счастью, обошлось.

Фото: АиФ

Не взяли в пилоты

- Что для вас было самым сложным на войне?

- Поесть. Я всё время думал, где раздобыть еды. Когда мы вошли в один из городов Венгрии, увидели там склады, полные продуктов. А есть непроверенное было нельзя. Врачи предупреждали нас, что продукты могут быть отравлены. Когда мы заняли одну из деревень, я всё же добыл полмешка груш. Один  солдат поинтересовался, где я их нашёл, и тоже отправился за фруктами. А пришёл оттуда весь бледный, сказал: «Там же мины кругом! Ты как прошёл?». А я их и не видел.

- Как вас  встретили с фронта?

- Когда война закончилась, двух офицеров направили в отпуск. Попросил их командир и меня завезти. Зашёл я в дом. Бабушка посмотрела на меня и сказала: «Вернулся? Ну садись кашу есть». Я не знаю, какие у неё были мысли в тот момент. У меня тоже вот скоро внук придёт из армии, и его нужно будет кормить, обувать, одевать, учить.

Отправился я тогда поступать в Суворовское училище. Но услышал там, что людей с улицы не берут. Поэтому окончил я училище ремесленное (техническое) и устроился на завод. Однажды пришёл к нам на производство лектор, книжки читал, интересное рассказывал. Я послушал и тоже задался целью институт окончить. Знакомый предложил пойти в авиацию, и я согласился. Ходил на курсы пилота, учился два года. Всё лето занимался практикой на аэродроме, водил самолёт. Летал я отлично, вынужденных посадок не было.

- Почему же вы не стали пилотом?

- Рост у меня был 150 сантиметров, не хватало ещё пяти. Как-то раз к нам прилетел инспектор из Москвы и, посмотрев в небо, спросил: «А что это у вас один самолёт без пилота, что ли?». Вызвали меня. Я подошёл, доложил: «Курсант Шилов с полёта прибыл». Он посмотрел на меня и удивился, как же я с таким ростом управляю самолётом. Полетели с ним вместе. Он в передней кабине, я сзади. Когда мне нужно было нажимать правой ногой, я тянул на себя левую и наоборот. Своего секрета я, конечно, никому не раскрыл. После полёта инспектор сказал, что всё отлично. Но в пилоты из-за роста меня не взяли.

Я всегда интересовался литературой и историей. Поэтому сдал экзамены и пошёл на исторический факультет. Многому там научился. Преподавал разные дисциплины. Но главное, что запомнил на всю жизнь, это слова одного  преподавателя: «Если тебя проверяют, проверяй и ты». И всякий раз, когда приходили меня оценивать, я доставал тетрадь, записывал все замечания, а после закрывал её и говорил: «А на той неделе я приду к вам, посижу на занятиях. Мне же нужно учиться». Преподаватель в этот момент терялся, сердце у него уходило в пятки. Все боятся замечаний.

Фото: АиФ

Можно ли прожить?

- Сейчас говорят, образование ухудшилось, в Советском Союзе было лучше. А вы что думаете?

- Прежде были единая история, единая литература. А сейчас один педагог по этому учебнику преподаёт, другой - по тому. Писатели, которых раньше считали врагами народа, стали хорошими. Людей запутали. ЕГЭ ввели… Хотят, чтобы все русский язык отлично знали. А ведь некоторые учителя и научные работники сами еле на тройки тянут. Но одарённые ученики есть всегда. Так что какой бы ни была система образования, кто хочет учиться, тот выучится. А кто не хочет, того не заставишь. Конечно, многое зависит от преподавателей. Я знал педагогов, которые хамили учащимся, обзывали их. Порой конфликт доходил до того, что молодые люди отказывались идти на занятия. Такого быть не должно!

- Что вас, как участника войны, тревожит сегодня?

- Нас все уважают теоретически, а практически куда ни пойдёшь, везде гонят. Ведь мы то деньги просим, то жильё улучшить... Я на пенсию не жалуюсь, мне хватает. Получаю такие же льготы, как и все участники войны. Но вот смотрю по сторонам… сколько нищих развелось, у которых ни дохода, ни работы, и до пенсии ещё далеко. А ведь каждому надо кушать. И государство всем должно помогать. А на сегодняшнее пособие по безработице, да и на минимальную оплату труда можно ли прожить?

Досье: Игорь Шилов
Родился 2 марта 1932 года в Саратове. В 1965 году окончил исторический факультет СГУ им. Н.Г. Чернышевского. Работал в педагогическом институте, а также в школах № 19, 48, 55. Награждён орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах