aif.ru counter
06.03.2019 15:00
Валерий КАЛАШНИКОВ
796

«К цели порой двигаемся «наношажками». Учёный - о себе и женщинах в науке

Дарья Тучина
Дарья Тучина © / АиФ

Раньше считалось, что наука - дело чисто  мужское. Сегодня все не так. Даже на кафедрах физики и в лабораториях можно увидеть много представительниц слабого пола.

Почему это произошло, накануне Международного женского дня корреспондент «АиФ - Саратов» выяснил у участника перспективного прорывного проекта, молодого физика, кандидата физико-математических наук Дарьи Тучиной. 

От физики к медицине

Валерий Калашников, «АиФ-Саратов»: Дарья, расскажите о вашем научном проекте. Чем вы занимаетесь?

Дарья Тучина: Лично я, как и мои коллеги, вовлечена во многие научные проекты, некоторые из них направлены на исследование различных биологических тканей с помощью современной оптики, другие на разработку методов диагностики и лечения ряда заболеваний. Моя работа, по большому счету, сводится к оптическому просветлению биотканей. Иными словами, метод позволяет с помощью безвредных растворов сделать биоткань более прозрачной для света, благодаря чему он проникает глубже в ткань, тем самым обеспечивая более эффективное лечение или диагностику целого ряда болезней. Такой метод может применяться как к поверхностным, так и внутренним органам во время проведения операций. В основном занимаюсь проблемой диабета, при котором страдают и глаза.

Не секрет, что зрение в эпоху глобальной цифровизации у многих стремительно ухудшается. Ещё полвека назад в садике или школе дети в очках были редкостью. Сегодня пользующихся оптическими линзами в юном возрасте никого не удивишь, даже «очкариком» дразнить не будут. Это связано с резким увеличением зрительной нагрузки – малыш еще толком ходить не умеет, а уже уверенно тычет пальцем в экран планшета. А по мере взросления зрение нагружается всё больше и больше. Добавьте сюда загазованность городов, нездоровое питания, малоподвижный образ жизни большинства населения – как результат, если не принять меры, то через десяток лет больше половины россиян будут нуждаться в коррекции зрения. Пока проблему близорукости  решают с помощью очков, линз или операции, но всё это имеет свои неудобства и побочные эффекты.

Совместно с томскими учеными  мои коллеги предложили оригинальный метод. С помощью безопасного раствора временно изменяются оптические свойства тканей глаза (склеры). После её облучения ультрафиолетом выделяется активная форма кислорода, за счет чего образуется жидкий коллаген. Именно он и позволяет «сшивать» нарушенную оптическую систему. Мы добиваемся прозрачности склеры, которая в обычном состоянии «мутненькая» (в отличие от роговицы). Затем направленным ультрафиолетовым излучением делают «сшивки» по всей глубине ткани.

Офтальмологи ожидают, что новый подход даст хороший клинический эффект. Разумеется, прежде чем эту процедуру предложат пациентам, пройдет несколько лет.

С миру по нитке на эксперимент

- Говорят, в науке произошёл колоссальный разрыв поколений; легко ли сегодня работается молодым учёным, особенно в провинциях?

- Сегодня, между прочим, чрезвычайно востребованы молодые учёные, особенно «остепенившиеся». Нас практически рвут на части во всевозможные проекты. А ведь одно время нам говорили, что когда ты «защитишься», уже никому не будешь нужен. А теперь вдруг оказалось, что ещё как нужен! Поскольку сегодня у нас очень тесные межвузовские и международные связи – вот я сейчас работаю с Томским университетом, с Москвой. То есть в разных городах, где проводятся работы по направлениям биофизики и оптики не хватает молодых квалифицированных специалистов.

У молодых ум более гибкий, наверное. А ведь точным наукам далеко не чуждо «художественное мышление». Исследовательская работа – занятие в первую очередь творческое, ты постоянно что-то придумываешь, выдвигаешь идеи, ищешь решение, каждый раз учишься чему-то новому, обретая бесценный опыт исследователя.

Без креатива сложнее спланировать эксперимент, организовать, поставить его. По разным проектам у нас проводится масса исследований, в том числе с новым оборудованием. При этом каждая новая серия опытов - даже при хорошо отработанном алгоритме – всегда начинается с непредвиденных проблем. Целый квест порой пройдёшь, пока поставишь эксперимент. Ходишь по лабораториям, ищешь всякие запчасти буквально «по сусекам, по амбарам». Что-то выпросишь у одних коллег, у других на время позаимствуешь, третьи посоветуют, где взять. Можно сказать, с миру по нитке собирается новая экспериментальная установка. А потом непременно что-нибудь идёт не так, тогда приходиться менять некоторые параметры – так что всё это сложный, но увлекательный процесс. Хотя если посмотреть со стороны, вроде проводится какое-нибудь исследование несколько лет, а к цели двигаешься наношажками, иной раз даже думаешь «а что я здесь делаю?»

Рассуждать и думать

- Согласно древней китайской пословице, главное не обогнать, а не ошибиться в направлении. В каком направлении посоветуете двигаться нынешней молодёжи?

- Всегда стараюсь показывать студентам проекцию мышления, которому их учу в рамках занятий, на остальные сферы жизни. Хочется верить, что это срабатывает хотя бы иногда.

Когда студенты видят меня впервые, они, скорее всего, думают, что занятия будут проходить без лишнего напряжения. В итоге я упорно принуждаю их к умственной деятельности, проявляя порой достаточную суровость. Как-то один довольно сообразительный юноша, ростом под два метра, все никак не приходил отчитываться, пропустив все назначенные сроки. В итоге все-таки явился. На мой закономерный вопрос: «Почему же Вы раньше не приходили?» серьезно ответил: «Я Вас боюсь». После этого он предъявил мне сделанную программу не в электронном виде, а в распечатанном. «Вы думаете, у нас тут прошлый век?», - я с недоумением посмотрела на него. А он на полном серьезе кивает головой.

Зато как приятно видеть результаты совместных усилий, когда у ребят уже что-то получается. И появляются не только навыки работы с оборудованием, различными материалами, растворами, но и способность к рассуждению, коммуникации, психологической перестройке.

«Точно на физфак попал?»

- В эпоху Энштейна женщин в университетских лабораториях можно было буквально пересчитать по пальцам. И даже до середины 80-х годов прошлого века физфак считался «мужским» факультетом.

- Как-то в нашу лабораторию заглянул незнакомый мужчина, потом ненадолго пропал. Через некоторое время вновь вернулся в некотором замешательстве: «А я точно на физфак попал?»

Видимо, многие еще не привыкли к дамам в науке, стереотипы довлеют. На самом деле, удивляться нечему. Биофотоника, в области которой мы работаем, дисциплина молодая. Появилась она на стыке физики, медицины, биологии и химии - традиционно сфер деятельности прекрасного пола.

Опять же, приятно, что для женщин-учёных последнее время постоянно проводятся профильные конкурсы, учреждаются премии, проводятся мероприятия по поддержке. Хотя, одно время мне казалось довольно необычным, что в точных науках на государственном и международном уровне столько внимания уделяется «слабому полу»; но, по-видимому, мы нужны физике.

Не зря же любил повторять лауреат Нобелевской премии Лев Ландау: «Женщины достойны преклонения за многое, но в особенности за их долготерпение».

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество