aif.ru counter
270

Со своим уставом: Поведения беженцев местные жители не понимают

АиФ-Саратов №42 16/10/2013

Затянувшийся конфликт в Сирии, резкое обострение ситуации в Египте - люди спасаются от войны. В Москве беженцы ждут решения Федеральной миграционной службы об отправке в центр временного содержания, которых в России, кстати, осталось всего два: в Тверской и Саратовской областях.

В четырех километрах от города Красноармейска в феврале этого года открыли первый в России комбинированный центр временного размещения иностранных граждан и вынужденных переселенцев. В одном корпусе бок о бок живут 26 семей из Чеченской республики, стран СНГ и две интернациональные семьи, бежавшие от войны в Сирии. В другом - 98 иностранцев из 12 стран мира. В основном в центре ищут прибежища египтяне, сирийцы, афганцы, есть иранцы, иракцы и жители африканских стран.

Мирно ли живут те, кто объединен общей бедой - вынужденным скитанием по чужбине? Вовсе нет! Как рассказывает директор центра Сергей Яковенко, конфликтуют даже представители одной нации. Пять египетских семей, копты-христиане и семья братьев-мусульман не могут найти общего языка. Сложно у египтян складываются и отношения с местным населением. Почему? Потому что они не знают запретов: берут что хотят, идут куда хотят... И происходит это даже в церкви!

Соседство не радует

- Православные египтяне посещают храм в честь апостолов Петра и Павла в Краснормейске. Как представители восточной культуры проявляют себя эмоционально - громко поют молитвы, притрагиваются во всему. Местные жители ведут себя в храме сдержанно. Понятно, что горожане негодуют, - рассказывает отец Александр, клирик храма в честь апостолов Петра и Павла.

Не понимают красноармейцы и возмущения условиями пребывания. Некоторые беженцы жалуются на качество пищи. Меню не ресторанное - спору нет. Скорее, оно напоминает больничное. В день нашего пребывания на завтрак предлагали манную кашу, бутерброд с маслом и сыром и какао; на обед - суп на мясном бульоне, овощное рагу и биточек из говядины, салат, фрукты; на ужин - салат, картофель, тушенный с курицей. Из федерального бюджета на горячее питание одного беженца выделяется 212 рублей ежесуточно. Не нравится питание - зарабатывайте на еду самостоятельно. Но работают из проживающих в центре единицы.

Бежали без оглядки

Дберхану Аббебье 26 лет. На родине, в восточно-африканском государстве Эритрея, у него остались мать и сестра. В 2009 году он приехал в Москву в поисках временного убежища. Жил в Пермском крае в центре временного размещения иммигрантов «Очер». Когда тот закрыли, переехал в Красноармейск. Дберхану живет в одной комнате с парнями из Кот Д' Ивуар и Мали. За четыре года неплохо освоил разговорный русский язык, научился писать. Устроился на Красноармейский пищевой комбинат, работает сборщиком тары, получает 6000 рублей. И не жалуется на жизнь.

На всем готовом

Однако эритреец скорее исключение из числа беженцев. Большинство не пытаются искать работу: «достойных» вакансий же нет! А их, действительно, в Красноармейске мало. На бирже труда требуются в основном дворники, работники сферы ЖКХ. Зарплата «копеечная». Занимать эти вакансии не торопятся ни местные жители, ни иностранцы.

Можно искать работу вахтовым методом: чтобы покинуть пределы центра, достаточно письменного заявления. Можно изучать русский язык в центре, но уроки посещают в основном дети. А зачем? Выполняя международные обязательства в отношении беженцев и лиц, получивших временное убежище, их обеспечивают питанием, жильем (перед открытием центра в здании, где живут беженцы сделали ремонт), медицинской помощью.

Кстати, те, кто имеет статус временного переселенца, то есть наши соотечественники, живут куда скромнее. Государство на их питание тратит 70 рублей в сутки! И обустройство комнат, кухни, душевых куда менее комфортное.

Абсурдность ситуации наглядно проявляется в интернациональных семьях.

Аль-Джабер Омар Турки - сириец, его жена Людмила и трое детей имеют двойное гражданство (сирийское и российское). Он имеет правовой статус беженца, они - переселенцев. На питание Омара государство выделяет 212 рублей, на питание Людмилы и каждого ребенка по 70 рублей. Но Омар, который владеет четырьмя языками, работает в центре переводчиком. Поэтому семья не бедствует. В Сирии до бомбардировки у них было две фармацевтические лавки. Надеются вернуться в Дамаск.

Большинству же статус временного убежища в России нужен, чтобы переехать в Европу. Эти люди получают гуманитарную помощь - вещи, продукты. Помощь приходит и из-за границы. Практически в каждой комнате стоит ноутбук (интернет в центре бесплатный).

Иммигрируют в Европу единицы. Более того, не всегда все члены семьи получают одобрение на переезд.

«Четыре года назад супруга и дети получили статус беженцев во Франции, сейчас оформляют вид на жительство. Мне в предоставлении временного убежища отказали. Визу мне не дают, поэтому общение с детьми возможно только по скайпу и телефону», - рассказывает свою историю Хисибула Мухамад Хашин.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах