aif.ru counter
117

Может ли умный стать богатым?

АиФ-Саратов №45 06/11/2013
Сергей Вениг / Из личного архива

Разговоры о том, что необходимо развивать науку, ведутся постоянно. На практике же доля инновационной продукции в общем объеме произведенных промышленных товаров в России крайне мала. Почему разработки ученых нередко остаются невостребованными?

В преддверии Всемирного дня науки своим видением ситуации с «АиФ - Саратов» поделился декан факультета нано- и биомедицинских технологий СГУ, профессор Сергей ВЕНИГ.

Дарья Степанюк, АиФ-Саратов: Когда речь заходит об инновациях, то прежде всего отмечают развитие нанотехнологий. Нанореволюцию нам обещают с начала XXI века. Тогда почему до сих пор на прилавках так мало товаров с «микрокомпонентами»?

Игорь Вениг: Ситуация со всеми новыми технологиями весьма типична. Академик Третьяков в своих выступлениях любил приводить график: по одной оси откладывается время, а по другой - шум вокруг технологии. Всегда существует пик необоснованных ожиданий! Это касается не только нанотехнологий. Вспомните историю: сколько надежд связывали с развитием космонавтики! Верили, что совсем скоро люди начнут летать на Марс, потом была эпоха инноваций в атомной энергетике, в микроэлектронике. На самом деле идет медленный рост достижений нанотехнологий.

Все «нано» очень трудно показать. Тем не менее вокруг нас много вещей, в которых заложены наноструктурные продукты. Простой пример - лазерная указка, без которой сегодня не обходятся уроки, лекции, презентации. Если говорить научным языком, это лазер на квантовых точках.

Много проектов находится в стадии выхода в производство. Приведу пример саратовских разработок - радиочастотные метки и микрорезонаторы. Метка позволяет идентифицировать изделие, на котором она установлена. Практически это замена штрихкодов в магазинах. Интерес проявляют и военные ведомства (возможность пометить все оружие, которое хранится на складах, что позволит его идентифицировать). Это созданные в университете нетканые нановолоконные материалы, которые изначально применяли для изготовления повязок на ожоговые раны. Но выяснилось, что эти материалы еще и отличные фильтры. На их основе можно создать комплексные пропитки, способные на 10 минут защитить от угарного газа, а значит спасти сотни жизней на пожарах.

Инерция мышления

- Но в массовое производство те же метки, нетканые материалы не запущены. Причина в высокой стоимости? Какой смысл приумножать знания, если отсутствует возможность их применить?

- Сейчас это лабораторные образцы и они, действительно, дорогие. Но в случае создания серийного массового производства они будут в приемлемом ценовом диапазоне. Другое дело, что внедрение продукции - длительный и весьма сложный процесс. Необходимо пройти лабораторные испытания, процесс проверки, сертификации. И потом: подход к инновациям у нас в стране осторожный. Можно получить сертификат, прийти на предприятие с презентацией и уйти ни с чем. Есть успешные предприятия, которые выпускают востребованную продукцию, но там нет ни мельчайшей доли инноваций. Немало производств, где работают «по старинке». Под изобретение нередко приходится перенастраивать или покупать новое оборудование. Необходимо искать предприятия, ориентированные на инновации. По сути оказаться «в нужное время в нужном месте».

- Получается, что нередко, когда дело доходит до революционных изобретений, россияне проявляют к их внедрению равнодушие. А западные компании «охотятся за головами»...

- Это миф, что если компания западная, то она непременно нацелена на инновации. Приведу пример. В свое время, когда открылись границы, сотрудники многих предприятий смогли выходить с проектами за рубеж. Один мой коллега предложил интересное решение для серьезной компании «hp». Проектом заинтересовались, но не приняли его. На вопрос «Почему это произошло?» ответил русскоговорящий сотрудник компании. Западные компании, как и российские, развиваются согласно выбранной стратегии, где прописаны сроки и графики. И нельзя исключать, что идея, попав на Запад, целенаправленно попадет в стол, потому что она не вписывается в график.

- Востребованы ли наноизобретения в Саратове?

- В Саратове немало предприятий (причем как больших, так и малых), которые занимаются нанопродукцией и наноматериалами. Другое дело, что доля этого рынка пока невелика. Тем не менее продукция саратовских предприятий продается по всему миру. Важно и то, что инновационные производства запускают молодые аспиранты.

Интерес к науке

- Можно ли сказать, что когда прозвучало слово «нано», студенты, абитуриенты вновь обратили внимание на науку?

- Определенный сдвиг в сознании молодых людей произошел. Пришло понимание, что получить профессию юриста, экономиста не значит быстро добиться успеха. Сегодня больше студентов выбирают науку. И если еще десять лет назад наука ассоциировалась с безденежьем, то сейчас финансовые перспективы вырисовываются. Умный человек имеет шанс стать богатым. Много студентов, аспирантов получают первые гранты «Умник». Другим удается выиграть грант на старт-ап. Эти деньги помогают стать на ноги. Могу привести в пример немало молодых людей - из тех, кто стал предпринимателем. Они получили федеральные гранты под создание малых предприятий.

К тому же наметилась еще одна тенденция: в науку идут девушки. Аспирантки добиваются научного признания, имеют европейские гранты, живут за границей. Стирается грань различий по половому признаку - только гендерный подход, где определяющим является не пол, а мироощущение, самосознание (мужское и женское).

- И все же многие выпускники уезжают в Москву и за рубеж...

- Многие талантливые ребята учатся в Саратове, а работать уезжают в Москву и Санкт-Петербург. Конечно, Москва - это серьезный финансовый центр. И если говорить о перспективах оплаты труда в Саратове и Москве, наш город проигрывает. Но в то же время уровень затрат в Саратове ниже.

Что касается эмиграции, то она, конечно, есть, но говорить об «утечке мозгов» не стоит. Россия активно интегрируется в мировое пространство, вступает в ВТО, и, понятное дело, все должны быть готовы к тому, что наша молодежь тоже будет интегрироваться. Но нередко аспиранты выигрывают зарубежные гранты, работают в Германии, Бельгии... Но на постоянное место жительства туда не собираются.

В России, в Саратове созданы достойные условия для научной работы. Не как в Массачусетском университете, но на уровне крепких европейских и американских. Оборудование для исследований фактически одинаковое. И к нам едут иностранцы. В университете работает стажер из Германии, вот должен приехать второй. Лекции читают американский профессор, ученые Анкарского университета.

Досье

Вениг Сергей Борисович, доктор физико-математических наук

в 1979 году получил специальность «полупроводники и диэлектрики»

Занимается исследованиями в области электродинамики СВЧ, твердотельной СВЧ электроники, измерений на СВЧ, нелинейной динамики, материаловедения и технологии.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах