aif.ru counter
139

О ХХ веке, судьбе близких, коллег и страны. Интервью с Лилией Липатовой

Не так давно вышла в свет книга «Судьбы в интерьерах событий и времени»  известного саратовского радиожурналиста Лилии Липатовой, корреспонденту «АиФ-Саратов» удалось пообщаться с Лилией Федоровной.

- Лилия Федоровна, кто все-таки главный герой книги?

- Книга посвящена моему внуку Илюше Липатову - человеку ХХI века, а главный герой, если можно так сказать, - век двадцатый, события и судьбы моих родственников в это столетие. Собственно, повествование складывается из небольших рассказов, эпизодов, много интересных фотографий и документов.

В книге есть материалы о моих родственниках, участвовавших в боях во время Великой Отечественной войны, а воевали у нас мой отец, родной дядя, двоюродные дяди и тети. Были и моряки, и артиллеристы, и танкисты, и летчики, и медсестры… Это разные эпизоды в дни войны в судьбах моих родных.

Я пишу об оккупации Азова, городе, где я родилась, о том, что врезалось в детскую память. Наступал 1943 год. Мама пошла в огород и срубила там сорняк. Мы называли эти сорняки «веничками».  Ствол у них был в обхвате с детскую руку, длина около полутора метров, и все они были усеяны ветками и веточками - такой хороший густой конус. Елочные игрушки у меня были довоенные. И вот мы с мамой нарядили эту елку, и она была необыкновенно красивой. Каждое утро я просыпалась и, не открывая глаза, предвкушала чудо: вот сейчас их открою и в темноте увижу отсвет от серебряных шаров…

Я часто думаю: «Как удалось людям перенести нечеловеческие испытания». И нахожу ответ в их воспоминаниях. Тетя Тоня рассказывала, как во время блокады ее подругу, которая работала в каком-то военном штабе, пригласили помочь поварам и официанткам обслужить праздничный банкет в честь 7 ноября. Меню было: борщ и гуляш. И вот после банкета всей обслуге налили по котелку борща и разрешили унести домой. Эта женщина жила в коммунальной квартире вместе с тетей Тоней и еще одной женщиной, у которой было двое маленьких сыновей. И, придя домой, она разделила борщ ровно на три порции. Это был ни с чем не сравнимый человеческий поступок.

А моя мама, которую я спрашивала: «Послушай, ведь немцы захватили половину России, были в Сталинграде, вы в оккупации - и вы верили, что немцев прогонят?». Мама отвечала: «Конечно, не сомневались ни минуты. А почему, не знаю…»

Когда сегодня я смотрю на людей, постоянно чем-то недовольных, жалующихся на свои невероятные, как им кажется, трудности, я вспоминаю наших святых мам и бабушек… Они не ныли, радовались каждому хорошему известию с фронта, каждой удачной покупке. Они не баловали нас, детей (нечем было), не докучали нам нотациями, но всегда старались нас чем-то порадовать, ободрить, если что-то не ладилось. В войну, послевоенные трудные годы они всегда верили в лучшее и нам передавали эту веру.

-  Вы немалую часть жизни прожили в Саратове, всегда занимали активную творческую позицию. Хотелось бы услышать об этом периоде. Надеюсь, ему уделили внимание?

-  Говорят, что не дай бог нам жить в эпоху перемен. Для нас, журналистов, это время эмоций и ярких впечатлений, на всю жизнь врезавшихся в память событий. 

Наверное, многие уже забыли девиз горбачевских времен «Ускорение и перестройка». Сейчас Михаилу Сергеевичу практически все отказывают в любом позитиве. Но вот именно в его время началась, говоря современным языком, «движуха». К нам в редакцию начали приходить какие-то молодые люди с коммерческими проектами, говорили о своем бизнесе, возникли первые кооперативы, в которых люди прилично зарабатывали, появились первые богачи. И мы смотрели на все это с надеждой. Казалось, идем правильным путем. Но, увы, оказалось, шли не туда…

Политическая жизнь в стране и Саратове кипела. На митингах требовали отмены 6-й статьи Конституции СССР, делегирующей фактическую власть КПСС. Вдруг центром протестной жизни Саратова стало Общество трезвости, которое возглавляли Корольковы - Наталья Александровна и Евгений Александрович. Кто-то, возможно, помнит революционную палатку на площади Революции. Там впервые в Саратове был поднят российский триколор.

 В 1991 году решила поехать на предвыборную встречу Бориса Николаевича  Ельцина в Воронеж. До сих пор не понимаю, как мне разрешили эту поездку. Вообще это была авантюра чистейшей воды. Но мы, саратовские журналисты,  как-то втерлись в общую компанию, нас приняли за своих - и понеслось! Колхозы, предприятия, встречи, обещания. Встречали Бориса Николаевича восторженно.

Я очень хотела взять эксклюзивное интервью, однако мне  объяснили, что Борис Николаевич не готов.

Помню, мы сидим в холле перед кабинетом председателя облисполкома, иностранцы уже слиняли, в помещении охрана, журналисты из «Известий» и других газет. Я начинаю возмущаться: «Мы ехали за 400 километров и уедем ни с чем? Вот я сейчас поставлю камеру на штатив у кабинета и, когда Ельцин выйдет, возьму интервью. Известинцы меня поддерживают. Обращаюсь к охране: «Ну, вы в меня не стреляйте». Хохочут: «Ладно!». Так и делаю. Борис Николаевич выходит из кабинета, я к нему, тараторя:

- Борис Николаевич, я из Саратова…

- Но я же сказал…

- Я хочу записать ваше обращение к саратовцам.

 Ельцин мгновенно понимает, что отказ может выставить его в негативном свете. Поэтому он начинает говорить о судьбе России целых восемь минут. В конце говорю: «Когда я ехала сюда, то многие саратовцы, узнав об этом, просили передать вам пожелание победы». Борис Николаевич растроган: «Спасибо, передайте, что после выборов первая моя поездка будет к вам в Саратов».  Правда, приехал только в январе 1992 года…

1991 год - это был период надежд на лучшую жизнь, искоренение дефицита, в общем - будем жить как Европа… Да, через некоторое время появились всякие заморские продукты, но цены! В Саратове на них смотрели с оторопью. Получая зарплату, мы сразу мчались в магазин и покупали продукты, потому что на другой день цена была уже выше. Вполне благополучные в прошлом люди впали буквально в нищету. Это было ужасно!

После 1993 года маятник симпатий вновь качнулся влево, партии власти не набирали в Думе большинства. И только после 2000-го эта ситуация стала выправляться.

- Вы перечислили много политиков, с которыми работали. Но одна из глав называется «О Володине - особо». Почему?

- А потому что Вячеслав Викторович для Саратова и области человек особый. Столько, сколько сделал он для саратовских жителей, не сделал никто. Мои первые интервью с ним были лет 20 назад. Это еще совсем молодой человек. Но меня уже тогда поразил его ответственный подход к работе в областной Думе. Позднее, став вице-губернатором, занимался очень важными проектами  в области - газификацией, возобновлением строительства брошенных кооперативных домов.

Честно говоря, я поначалу не верила, что Володин справится с этими, прямо скажем, неподъемными задачами. Опыта в исполнительной власти никакого, а на этих проблемах не один большой чиновник зубы сломал. Но, бывая на совещаниях, которые проводил Вячеслав Викторович, на объектах, которые он посещал, я поняла - обязательно справится. Потому что в его работе было все: четко ставились задачи, определялось время и был спрос, очень жесткий. Я иногда задумывалась: «А почему его слушают?». Часто бывала свидетелем ситуации с другими руководителями: кричат, возмущаются, грозя всевозможными карами, но прошло время, разносы забылись, а проблема как была, так и осталась. У Володина наоборот, он никогда не кричал, но дело шло.

В первый же год своего руководства Госдуме Володин поднял завалы законопроектов, которые были когда-то внесены, но так и повисли на долгие годы, непонятно, по какой причине. И совсем революционное деяние: в Думу стали приглашаться на слушания по различным проблемам люди, причастные к этим проблемам. Так было с обманутыми дольщиками. Впервые избиратели могли высказать своим депутатам, какой помощи они ждут от них и что предлагают сами. И мы видим по Саратову, что процесс пошел. Может, со скрипом, но люди въезжают в свое жилье, которое ждали много лет.

Наверное, каждый саратовец в сюжетах радио и телевидения обращал внимание на фразу «Благотворительный объект Володина». Но мало кто знает, что в свои благотворительные проекты Вячеслав Викторович частично вкладывает личные деньги, находит спонсоров для дальнейшего финансирования. Так, например, было с бараками в Елшанке. Проблему надо было решать быстро. Вячеслав Викторович предложил на благотворительной основе построить новый дом и переселить туда людей из бараков. Чтобы не затягивать работы, сразу же внес личные 10 000 000 рублей. И это не единственный случай.

Володин - руководитель, политический деятель современного (в хорошем смысле этого слова) уровня. Поэтому и проекты, которые он предлагает, можно назвать прорывными. По сути, он преображает Саратов и область и стремится создать особую атмосферу. По-моему, здесь позиция такая: «Саратов не должен затеряться на карте России, он должен и имеет право стать привлекательным, и над этим надо работать».

В общем, повезло нам, что Вячеслав Викторович - наш земляк.

Лично мне в мои 80 лет не нужно ни должностей, ни избираться куда-либо, поэтому я говорила искренне. Я лично встречалась со многими именитыми саратовцами, которые, уезжая и занимая высокие посты, вскоре забывали о своих горячих обещаниях. Именно поэтому я ценю верность Володина Саратовской области и людям, живущим здесь.

- Мы поговорили с вами обо всем, осталась радиожурналистика. Какой она была в советское время и чем отличается сейчас?

- Начнем с советского радио. Его основными задачами были информирование, пропаганда, а также просветительское и образовательное направления. Были превосходные трансляции оперных, драматических постановок, концерты классической музыки, литературные чтения, радиоспектакли, зато в редакции информации все было иначе. Рамки существовали жесткие: до эфира все было прочитано-перечитано, цензором подписано. Обязательными были информации о выполнении планов, рекордах, различных постановлениях ЦК КПСС.

Со временем стало понятно, во все времена бюрократы - партийные и советские или демократические - создают ненужные бумаги. Спросите у любого специалиста - врача, педагога, директора государственного или частного предприятия, сколько им приходится заполнять ненужных бумаг. Постановления ЦК КПСС на этом фоне кажутся мелочью.

Нынешняя радиожурналистика более раскованна. Нет цензуры, мы выходим в прямой эфир, отвечаем подчас на самые каверзные вопросы, иногда смешные. Помню, выступала у нас начальник ОВИР Таисия Витальевна Якименко. Звонит мужчина, по голосу молодой: «Скажите, если я продам квартиру и куплю машину, где мне прописаться?».  Я уткнулась носом в рукав, чтобы не слышно было смеха, а Таисия Витальевна спокойно так отвечает: «Понимаете, в машинах мы не прописываем».

Я вела передачи разной тематики: экологические, краеведческие, на правовые темы, экономические.

Но хочу выделить один цикл. К 60-летию Победы в Великой Отечественной войне я открыла программу «Война коснулась и нашей семьи». Нам присылали письма ветераны войны, их дети, рассказывали о разных событиях: и героических, и трагических, приводились смешные ситуации, писали о любви, о поражениях и победах. У меня скопилось в архиве более тысячи писем, и к 70-летию Великой Победы я решила издать книгу под одноименным названием. Книга есть во всех библиотеках области, ее получили также все авторы, письма которых вошли в нее. Честно говоря, я очень горжусь этой своей работой.

И в заключение. Я счастливый человек. Всегда занималась делом, которое мне нравилось. Я чувствовала себя в этой профессии уверенно и достойно. Книга «Судьбы в интерьерах событий и времени» - о моей жизни, о жизни моих близких, коллег, но все это тесно связано с судьбой страны, с XX веком. И я рассказала то, что хотела рассказать.

 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах