aif.ru counter
669

Юрий Насулин: вечный двигатель, блуждающий форвард

Фото: Александр Тиховод

Картина была завораживающей и вместе с тем забавной: упрямо наклонив крупную голову с клоком белесых редких волос, футболист срывался в атаку, мелькая непропорционально длинными относительно своего роста ногами, резко двигая руками в унисон стремительному бегу, напоминая сказочного неуловимого колобка.

В скоростной обводке он мог «накрутить» трех-четырех соперников подряд. На стадионах Ланчхути или Батуми, где «Сокол» выступал в 1977 году, ценившая артистизм публика ободряюще кричала ему: «Лисий, давай!». Играл без щитков, и только феноменальная реакция спасала от подкатов.

 

 
Автор фото: Юрий Насулин 1972 год. "Корд" (Балаково). Первый в шеренге слева - капитан команды Борис Казаков.
 
Лишь в конце карьеры надел те доспехи по настоянию старшего тренера «Сокола» Яковлева и вскоре был заменен: от него мяч непослушно отлетал. Такая черта, видимо, объясняется тем, что Насулин, как многие игроки своего поколения, пришел в большой футбол «с улицы». Его первой серьезной командой стал «Химик» из Балакова, куда 17-летнего Юру направили выпускником профтехучилища в городе Скопин под Рязанью. По обретенной специальности он, впрочем, не отработал и дня, прямиком из балаковского общежития завернув на расположенный по соседству стадион «Труд», где проходила тренировка футболистов. Их «верховному» Александру Иванову не потребовалось много времени для вывода о бесспорной пригодности кандидата, поигравшего за сборную Рязани среди учащихся, и новобранцу доверили место на городских и областных турнирах. Будущий вратарь «Сокола» Владимир Литовченко, впервые увидевший Насулина в матче с одной из энгельсских команд, с удивлением узнал: сей не затерявшийся в мужской компании - его одногодок. Впоследствии голкипер-поэт посвятил партнеру, работоспособному как вечный двигатель, строки: «Выдала федерация приговор - дисквалификация. - «Но за что?!», - возмутились мы хором. - «А он у вас с подвесным мотором…». Рифмованная хохма дополнилась шаржем другого участника саратовской команды - Юрия Машляковского, который изобразил тезку с воздушным винтом вместо ног. Окончание той эпиграммы звучит: «Присмотрелись: нет же - нормальный. - «Ну, иди, играй в свой «тотальный!». Приведенным модным термином подразумевалось, что Насулин со своей кипучестью на поле «отпахивал» и в обороне, без тени страха бросаясь на помощь. В качестве «челнока» тот запомнился лучшим образом, немало забив абсолютно непредсказуемыми по траектории полета мяча ударами.

 

Автор фото: Юрий Насулин  Виктор Карпов на тренировке дает указания Константину Меньшикову, Анатолию Суровцеву и Виктору Сереброву (слева направо).

Обрисованная игровая манера полностью соответствовала его сущности человека «распахнутого настежь», отчасти наивного, из-за чего в команде над ним от души подтрунивали. «Хорошо тебе, Юрок - зашел в «Детский мир» и отоварился», - намекая на его миниатюрность, говорили во время совместных хождений по московским магазинам в поисках одежды необходимых размеров. А один раз на сборах, испуганно забежав к товарищу, Насулин объявил, - «Гена повесился!». Оказалось, ввел в заблуждение вид трико с носками на тугих резинках, которое сосед по номеру Геннадий Демидов перед тем, как идти в душ, бросил на входную дверь комнаты - просвечивая сквозь ее рифленое стекло, предмет создавал иллюзию безжизненно болтающихся ножек. Слыл Насулин отъявленным картежником, и вообще бывал не в ладах со спортивным режимом, но ему многое прощалось, особенно в Балаково, где он безоговорочно считался примой. Если же проявление к нему болельщицких чувств зашкаливало, совершенно по-мальчишески краснел, потупив взгляд.

Уроженец провинциального Армавира, он мог бы достаточно далеко пойти в футболе,однако основную часть карьеры провел в клубах Саратовской области, впервые очутившись в «Соколе» еще в 1968 году. В этой же команде и под руководством того же тренера Бориса Яковлева через 16 лет Юрий завершил свой поход в турнирах союзного значения. Столь причудливо сложившийся цикл начался с кубкового поединка на раскаленном от зноя и экспансивности многотысячной аудитории Центральном стадионе Ташкента, где по бровкам поля для «скорой помощи» футболистам стояли ведра с кубиками льда. Выйдя на замену представителю «старой гвардии» Виктору Чернышкову на двадцать минут матча против знаменитостей из «Пахтакора», которые в итоге одолели «Сокол», добиравшийся год назад до полуфинала данного соревнования, Насулин при счете 0:1 мог отправить мяч в сетку, но упустил шанс. Втиснуться в плотно сомкнутую шеренгу ключевых исполнителей маститой команды юниору было очень сложно, а здесь еще этот промах! Яковлев намеревался делегировать Насулина в энгельсский «Труд». Юрий, успев совершить с «бело-синими» поездку в Румынию и Болгарию, уговорил отправить его обратно в команду Балакова, куда, кстати, перешли несколько умельцев футбола из Энгельса после роспуска их коллектива в 1969-м. Главным позывным спорта для города атомщиков уже в те далекие годы был спидвей, но и футбольное сообщество под вывеской «Корд» оставило яркий след. На стадионе в именуемом «Шанхай» микрорайоне у волжских шлюзов, в то время дачной окраине Балакова, разыграно в первой половине семидесятых множество матчей с участием настоящих «звезд». Вместе с именитым тренером Виктором Карповым, покинувшим родные «Крылья Советов» (Куйбышев) из-за конфликта с начальником команды Григорием Фридляндом, балаковскую дружину во всех линиях укрепили его земляки, большей частью обстрелянные в высшей лиге. Член бомбардирского клуба имени Григория Федотова Борис Казаков, о котором болельщики тех самых «Крылышек» с особым чувством вспоминают до сих пор, был в этой компании самым титулованным. Выступление за «Корд», где он - оттянутый опорный хавбек, много забивал ударом головой, выигрывая подачи корнеров, стало его прощальной гастролью в буквальном смысле: не дожил до своего сорокалетия, на зимней рыбалке провалившись вместе с автомашиной под ненадежный ноябрьский лед. Впоследствии трагически погибли еще двое участников этой команды - Захар Аксенов и Николай Рзянин.

 

Автор фото: Юрий Насулин 12 октября 1972-го. "Сокол" разгромлен в Балакове 3:5.

С быстрым правым нападающим Аксеновым блуждающий форвард Насулин образовал эффективную связку, выдавая пасы. Во многом она выглядела фирменным росчерком «Корда», под руководством украинского специалиста Геннадия Путевского (который в клубе «погорел» на спекуляции с автомобилем «Волга» - А.Т.) со второй попытки пробившегося через финальную «пульку» в класс «А». Карпов окончательно закрепил за Насулиным функцию диспетчера на поле. Матчевое взаимодействие с корифеями - Геннадием Петровым, Алехиным, Жуковым, Гецко, Майоровым и тем же Казаковым, требовало неординарных решений, но и не подавляло инициативы, поскольку в команде отсутствовал диктат возрастных мастеров. В своих алых футболках «Корд» смотрелся доминирующей силой, проводя встречи, словно хорошо обдуманные шахматные партии.

Во второй союзной лиге клуб производил впечатление еще до прихода Карпова. В чемпионате 1971 года он дебютировал гостевой победой над майкопской «Дружбой». Одновременно в Краснодаре «Кубань» со своими асами Колинько и Плошником разгромила «Сокол» (Саратов) 5:0, обещав «нагрузить» балаковцам в ближайшем туре еще больше. Но битву против них завершила «по нулям», а в ответной дуэли эти соперники устроили перестрелку со счетом 3:3. Занявшей пятое

место «Кубани» «Корд» в турнирной таблице уступил только по разнице мячей, и обкомовские кураторы «Сокола», проведшего в глубоком арьергарде весь сезон, испытали несомненную досаду от появления такого конкурента у себя под боком.

Преимущество «Корда» над «Соколом» в очных схватках объясняется не одним превосходством в подборе игроков и квалификации тренера, а и стилевой подоплекой. Саратовская команда часто испытывала неудобство перед оппонентами скоростно-силового плана, чьи высокорослые форварды отменно действовали на «втором этаже». К октябрю 1972-го у голкипера Литовченко была длинная «сухая» серия, оборона «бело-синих» отличалась лучшим в зоне коэффициентом непробиваемости. В ничего не решавшей для единоличных лидеров первенства встрече в Балакове ворота «Сокола», хотя их основной страж находился по-прежнему на подъеме, занял ветеран Анатолий Печерский, что подогрело слухи о договорном ее характере. Неожиданно гости повели 2:0, и, сочтя исход матча предопределенным, официальные лица во главе с председателем областного спорткомитета уехали осматривать новый водный стадион, а по возвращении были поражены результатом на табло.

Автор фото: Юрий Насулин 1977 год. Саратовские футболисты на пляже в Сухуми.

Футболистов «Корда» разъярило громогласное заявление саратовского капитана Ряховского - мол, зачем сдавать удачно складывающуюся игру, и те ринулись в наступление, словно тяжелые танки. Подачи Насулина постоянно находили открывавшихся под удар адресатов, а Литовченко, со скамейки запасных наблюдая голевой град в сетку «Сокола», чувствовал себя обворованным. Результат 3:5 обескуражил настолько, что команда не смогла должным образом настроиться на турнир за право выхода в первую лигу, провалив его по всем статьям.

В следующем году балаковцы уже сами стали фаворитами, обойдя на какое-то время главных претендентов на победу в зоне - свердловский «Уралмаш» и казанский «Рубин», и финишировав в чемпионате третьими, с лучшим показателем забитых мячей. Они принимали в первом круге «Сокол», будучи флагманом подгруппы, имея на 10 очков больше, чем саратовцы, топтавшиеся на десятой позиции, бросая в атаки по семь-восемь человек и резко усилив натиск, после того как Валентин Ольшанский своим коронным ударом из-за штрафной площади застал врасплох голкипера «Корда» Лютого. Однако достичь на этот раз удалось за 90 минут лишь ничьей. Насулин участвовал в голевом эпизоде, в одиночку прорвавшись сквозь оборону и нанеся удар, парированный Литовченко прямо на ногу набегавшего Казакова. В том сезоне при равном счете по окончании матча пробивали пенальти.

Ольшанский и Насулин удачно начали серию одиннадцатиметровых, завершившуюся в пользу гостей. Ответный поединок на глазах спортивной делегации Западно-Словацкой области (их футболисты тогда гастролировали в Саратове и Балаково, где один из мячей словакам забил Юрий - А.Т.), выдался нервным и резким. Полузащита «Корда» издали вела интенсивный обстрел ворот соперника.

 

«Сокол» в сезоне-77. Юрий Насулин - третий слева в нижнем ряду.  

Литовченко вновь не удержал мяч, посланный Насулиным, и Алехин добил его в пустую сетку, а перед финальным свистком он отличился повторно, установив итог 2:1. Тренировки у Карпова всегда были оригинальными. На таких занятиях требовалось как можно быстрее пройти «станции», которые представляли собой комплекс различных тренажеров, расставленных на поле - барьеров, батутов, подвесных мячей, щитов, имитирующих «стенку» при штрафных ударах. Упражнения в этих «городках» выполнялись весело, непринужденно. Лучшим полагались призы - то арбуз, то плитка шоколада. Карпов ко многим вещам подходил с юмором - например, писал карандашом на картонных коробках с документами - Adidas, и, поглощенный работой, не придавал значения своему внешнему виду, порой появляясь на людях в ботинках без шнурков и не глаженых брюках. На черноморском пляже разгуливал по-простецки в одних плавках, держа от солнцепека над головой зонт. Но, когда требовалось, устанавливал жесткую дисциплину. Даже в выходные дни его игроки находились под наблюдением. О практикуемых им пробежках «четыре по триста» и «десять по сто» ветераны футбола вспоминают с некоторым содроганием. Тесты Купера команда обычно «наматывала» по выложенной большими резиновыми квадратами дорожке стадиона «Трудовые резервы» в Адлере. Оптимальным считалось за 12 минут одолеть три километра и четыреста метров. Насулин был одним из лучших в этом испытании, а иные спортсмены падали без чувств.

Автор фото: Юрий Насулин Матч в Махачкале. У ворот "Сокола" - "пожар".

Несмотря на достигнутый прогресс, «Корду» не ставилась задача выйти в первую лигу, хотя содержавший клуб химкомбинат располагал всеми возможностями, чтобы обеспечить этот рывок. Директор предприятия - личность неоднозначная: о нем в 90-е годы ходила частушка, - «К черту жизнь таковскую - горькую, бутовскую», футбол любил странной любовью, свидетельством чему явился кульбит с «Иргизом», который в 1994-м сначала отправили в турне по Аргентине, а затем неожиданно расформировали. Леонид Бутовский редко общался с командой, но охотно откликался на все просьбы ее руководства. Премиальные игрокам увеличивались. И вдруг…

Единственную полновесную победу над соперниками из Балакова «Сокол» одержал в июле 1974 года, а через месяц в перерыве их домашнего матча с «Дружбой» (Майкоп) по стадиону прозвучало объявление о том, что, возможно, «Корд» проводит свою последнюю игру (закончившуюся со счетом 0:4). По словам Виктора Карпова-младшего, местного воспитанника, который был в том коллективе запасным, о его роспуске игроки не подозревали вплоть до приезда на этот рядовой поединок председателей областных организаций - Анатолия Евцихевича от федерации футбола и Станислава Горшкова от спорткомитета. Тогда-то все почувствовали неладное. На следующий день в клубе выдали расчет и объявили, какие футболисты вызываются в «Сокол», выступавший опять из рук вон плохо. Кроме старшего тренера и начальника команды Касимова, туда были направлены вышеупомянутый В. Карпов, Серебров, Потапов, Ломакин, Лифар и Тюрмер. Данная группа не выглядела ведущей на фоне многих партнеров по «Корду», основные лидеры которого, судя по всему, отказались продолжать карьеру в Саратове. Таким образом, план усилить «Сокол» за счет «Корда» осуществился далеко не в полной мере. Думается, он был не единственным мотивом, чтобы ликвидировать футбольную команду мастеров в Балаково, а всех причин, подтолкнувших к такому шагу мы, верно, уже не выясним. Самого Насулина эти события обошли стороной, поскольку предыдущей осенью его призвали на армейскую службу. После короткого пребывания в куйбышевском СКА, новобранца перевели по распоряжению главного тренера Вооруженных сил Советского Союза Владимира Стрешнего в Дальневосточный военный округ. Он стал первым из саратовских футболистов, делегированных в клуб Хабаровска ради воинской повинности. Возглавлявший команду Борис Семенов поначалу с недоверием отнесся к этому «малышу», решив испытать новичка, едва примчавшегося в расположение армейцев из аэропорта на такси, в поединке за спортбатальон. А, просмотрев того в деле, сразу взял в поездку с основным составом, хотя до начала второго круга Юрий не имел права участия в чемпионате. Около полутора лет его жизнь заполняли турне, в которых яснее осознается смысл поговорки «Как до Китая», наблюдать же территорию Поднебесной на противоположном берегу Амура

доводилось в Благовещенске прямо с поля стадиона, где, по воспоминаниям Насулина, не росло ни травинки. Сложнее самих матчей с крепкими соперниками от Владивостока до Кзыл-Орды ему давались перелеты. Боялся их настолько, что, находясь на борту крылатой машины, в момент разбега по «бетонке», весь в холодном поту, судорожно вцеплялся в спинку переднего кресла. Эта фобия еще больше подхлестывала его нежелание надолго задерживаться в отдаленном регионе. В 1975 году хабаровский СКА, где тон задавали Рютин, Бычек, Колповский и присоединившийся к ним на сезон, известный по московским клубам, национальной и олимпийской сборным Сергей Ольшанский, попал в полуфинальную «пульку» за выход в первую лигу. Тот ашхабадский турнир команда провалила, добившись в пяти встречах лишь одной победы, однако Насулина и там по достоинству оценили. Грозненский «Терек», разгромивший тогда хабаровчан и, в конце концов, завоевавший путевку во второй по значению футбольный дивизион СССР, настойчиво звал в свои ряды, предлагая завидные материальные условия.

Отбыв из вооруженных сил, Юрий в заявке фигурировал как футболист «Терека». Впрочем, жена (с которой он вскоре расстался) категорически отказалась переезжать из Балакова в Грозный. Представитель штаба «Сокола» Александр Касимов, на правах старого знакомого нагрянув на квартиру игрока, возвратившегося в межсезонье в город на Волге, просил выступать за саратовский клуб. Долго уговаривать мягкого по характеру спортсмена не пришлось, да и сам Насулин, видимо, не хотел далеко отрываться от дома, куда он перевез своих родителей, ранее проживавших вместе с тремя дочерями в бараке для рабочих каменноугольного производства в Шахтинске под Карагандой. Опять ставший его

тренером Виктор Карпов лично ездил в федерацию футбола Союза, чтобы аннулировать то соглашение с «Тереком». Поскольку Анатолий Асламов на год отправился как военнообязанный в «Искру» (Смоленск), в средней линии «Сокола» создался некомплект, который надо было срочно устранять.

Но, несмотря на все усилия Карпова, после своего ренессанса в 75-м, заняв второе место в сложнейшей урало поволжской зоне и потерпев неудачу в полуфинале переходного турнира, команда шаг за шагом отступала из лидерскойгруппы, тогда как иные традиционные ее конкуренты стремительно уходили в отрыв.

В этом плане характерен пример волгоградского «Ротора», чье выяснение отношений с «друзьями-соперниками» из Саратова никак не тянуло на ранг бескомпромиссных волжских дерби. «Сокол» имел подавляющее преимущество над своим ближайшим южным соседом, в том числе, когда футбольный клуб Волгограда именовался - «Трактор», «Сталь» или «Баррикады». Литовченко называл город-герой у Мамаева кургана очень счастливым, ибо никогда там не проигрывал вместе с командой. Эта хроническая «непруха» волгоградцев не поддавалась логике: их состав, по крайней мере, во второй половине 70-х, как минимум, был не хуже, чем у «Сокола». Календарь чемпионата 1976-го отвел «бело-синим» на старте первенства целую серию домашних встреч, что выглядело немаловажным плацдармом для продвижения наверх, и «Ротор» уже во втором туре «попал» в Саратове 0:4 (один мяч с пенальти забил Насулин). Несмотря на крупный успех, в отчете о матче областная газета «Коммунист» сделала вывод, - «Особой яркостью игра победителей не отличалась». Тут было впору говорить о неком заклятье волгоградского футбола.

За все обиды, нанесенные «Соколом», «Ротор» в советское время расквитался только однажды, но зато сокрушительно: 28 июня 1980 года Гузенко, Файзулин, Рахимов и другие стахановцы бригады, набравшей бешеные обороты на пути в первую лигу, всадили в сетку саратовских гостей, охраняемую 18-летним Сергеем Павловым, семь безответных голов. У себя дома волгоградцы тогда крушили всех подряд, а у «Сокола» в той игре половина состава передвигалась на ватных ногах вследствие пищевого отравления - то ли по дороге наелись незрелых ягод, то ли в столовой неудачно отобедали. Особенно плохо чувствовал себя Асламов. Диспетчера команды просили выйти на поле просто для количества, но тот даже не мог самостоятельно добраться до уборной в гостинице.

…Третий тур первенства-76 принес разочарование: в раунде с динамовцами Ставрополя при счете 1:1 их бомбардир Персук, используя ошибку «чистильщика» Валентина Ольшанского, перехватил мяч и забил победный гол, выйдя один на один с вратарем. Другим соперником, против которого не срабатывала тактика искусственного положения «вне игры», применяемая в «Соколе», был «Ростсельмаш». Следующий сезон оказался форменным кошмаром: если на своем поле уверенно разбирались с посланцами Закавказья, то каждый выезд к ним превращался в откровенное глумление со стороны хозяев. Чтобы выбить игроков «Сокола» из колеи, в Зугдиди не погнушались подложить им в еду порцию слабительного. Высказывать протест не имело никакого смысла. В Ланчхути авторитетный арбитр Баскаков позволил футболистам «Гурии» в эпизоде с голом обхватить Литовченко поперек пояса и вытащить его из ворот. А с трибун то и дело летели в гостей камни…

Хотя надежда на решительный успех саратовской команды теплилась по инерции, и, скорее всего, лишь в сердцах отдельных болельщиков, посвященный ей в семидесятые годы этап карьеры явился для Насулина лучшим: фактически бессменно провел три сезона, став за это время автором 22-х забитых в чемпионатах голов. И чисто внешне отличаясь от партнеров, которые в подражание западным «звездам» носили целые шевелюры с бакенбардами, он вместо того, чтобы самому нанести удар по цели, отдавал пас, затевая розыгрыш мяча накоротке. Его рывки с места на 20-30 метров  привносили внезапность, поддерживая зрительский интерес к «Соколу», где незаурядные исполнители чаще всего не задерживались. С одним из них - Юрием Смирновым, уже на своем излете возвращенным в Саратов с багажом мастерства в нескольких столичных грандах и куйбышевских «Крыльях Советов», сложилось прекрасное взаимопонимание. Едва компаньон вступал перед штрафной площадью в верховую борьбу, Насулин устремлялся за спины защитников, уже зная, куда сбросят мяч.

Понятно, что известие об освобождении из «Сокола» всеобщего любимца Юрия Насулина вслед за отставкой Карпова в сентябре 1978 года прозвучало ошеломляюще. Словно оправдывая поговорку - «новая метла по-новому метет», сменивший коллегу из Куйбышева в саратовском клубе москвич Виктор Белов усадил этого универсала на скамейку запасных. Что остается дееспособному футболисту в 29 лет, если он теряет место в составе? Только - уходить в другой лагерь. Из всех же возможных такого рода вариантов Насулин выбрал, пожалуй, наихудший, перейдя в «Турбину» (Сызрань), чтобы воссоединиться с давним знакомым - Геннадием Путевским. Но вместо него команду принял бывший фигурант сборной СССР Альфред Федоров, чья квалификация оказалась бессильной при полном отсутствии нормальных условий в «Турбине», на 25-м месте замкнувшей таблицу чемпионата в третьей зоне. В Саратове аутсайдер «сгорел» с фантастическим счетом 1:7, причем, ведя после первого тайма. Матч стал подлинным бенефисом Карпова-младшего. «Бывает, бьешь не глядя, а попадаешь всегда точно», - рассказывал этот переведенный в атаку защитник, установивший пятью голами за игру планку результативности, в дальнейшем непревзойденную записными канонирами «Сокола». Однако и у героя вышеуказанного момента, кстати, «дожившего» в качестве действующего футболиста, пусть и в любительских турнирах, до создания в Балакове команды «Иргиз» на рубеже девяностых, отношения с тренером Беловым не наладились.

Характерно и то, что «главный» Виктор Карпов, недавно отметивший 85-летие, испытав произвол саратовских чиновников, покинув клуб и город в оскорбленных чувствах, больше не трудился на стезе спортивного практика, ограничившись должностью функционера в областной федерации. Положение самого «Сокола» осложнялось сменой поколений в коллективе, по времени совпавшей с «рескриптом», который ограничил число игроков старше двадцати шести лет в командах мастеров по футболу во второй лиге. Вопреки той тенденции, на смотрины в «Сокол» приезжал культовый снайпер «Крыльев» из Куйбышева Равиль Аряпов. Сильно погрузневший, с баллонами мышц на бедрах, этот форвард, оказавшись приятным в общении человеком, был отправлен восвояси, не впечатлив на поле. Без твердого же руководства футбольный ансамбль Саратова имел свойство разваливаться на глазах, в чем лично убедился Карпов, когда разрешил подчиненным взять на базу ящик сухого вина, чтобы немного расслабиться. Как итог, с колоссальным надрывом «вытянули» раунд против слабого соперника и все поблажки прекратились.

…Финальное пришествие Насулина в «Сокол» датируется июнем 1983-го. Саратовский стадион «Локомотив» находился в запустенье, печаля взор деформированными рядами трибунных лавочек и недостроенным табло. В тот период обычным источником резерва «бело-синих» оставался областной чемпионат, где в свою очередь доигрывали их многие ветераны. Тут снова вспомнили о Насулине, «пылившем» за клуб завода имени Орджоникидзе - «Темп». Вернуть его в главный футбольный экипаж Саратова посоветовал ассистент в штабе «Сокола» Вадим Шпитальный. «Юрок», снова удостоившись доверия в амплуа «под нападающими», реабилитацию вскоре отметил голом динамовцам Махачкалы. Свой заключительный результативный удар в соревнованиях союзного ранга нанес он также по воротам дагестанцев на домашней арене. Тогда, в сезоне-84, «Сокол» стартовал под раздраженный зрительский свист: взять верх не удавалось в восьми матчах кряду. В Черкесске Насулин покинул поле на 2-й минуте, получив удар в колено от центрального защитника «Нарта». Как утверждает он сам, то было местью шефа названной команды за отказ перейти в некогда возглавляемый им «Спартак» (Тамбов). Лечение заняло полтора месяца, а между тем на руководящем посту в «Соколе» Борис Яковлев сменил Юрия Забродина. Вот уж кто не мог терпеть, если футболисты берегли ноги, уходя от борьбы за мяч, и немедленно отправлял в запас тех, кто допускал подобное малодушие. При этом «комдиве» Насулину, пренебрегавшему щитками, все время делали новокаиновую блокаду. Для Яковлева же возвращение в «Сокол» стало лебединой песней. За последние три года жизни, привлекши в Саратов целую плеяду молодежи из дублей московских клубов, заслуженный тренер всем

продемонстрировал, что победный результат и феерическая игра должны идти рука об руку. Только отсутствие влиятельной поддержки не позволило ему вывести тот отряд в первую лигу, где, вне всяких сомнений, саратовцы навели бы шума.

Не владея другой профессией, Насулин вешать бутсы на гвоздь не торопился, еще долго сражаясь на первенстве области в составах «Темпа», «Авангарда». И лишь когда освобожденные футбольные команды предприятий в связи с всеобщим развалом в стране прекратили существование, устроился на Полиграфический комбинат работать слесарем-сантехником. По сей день, уже на седьмом десятке, по выходным он стучит мячом в обществе таких же могикан, которые дарили радость, жертвуя собой и не ожидая взамен особых материальных благ. Да и стремились ли к ним апологеты «искреннего футбола» - сыновья минувшей эпохи?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах