aif.ru counter
26

Защитник Родины. От юнги до военного советника в Афгане

Юрий Баранов / Из личного архива

Он рассказал, как осваивал морское дело, нёс вооруженную охрану и служил на Первом Белорусском фронте.

Встал в строй

Война застигла Юрия Баранова восьмиклассником. Троих ребят постарше, его друзей, осенью 1941-го призвали в армию. Все они погибли в сражениях на подступах к Москве.

Невзирая на похоронки с фронта, граждане разных возрастов, в том числе имевшие бронь, осаждали военкоматы. Призвали и других товарищей Юры. Его же распределили в ремесленное училище. Но он не мог смириться с тем, что не на фронте... По достижении 16 лет юношу, к его большой радости, наконец направили в созданную по распоряжению адмирала Кузнецова школу, где готовили рулевых, боцманов, радистов, сигнальщиков.

К слову, юнгам, жившим на Соловецких островах, посвящена повесть Валентина Пикуля «Мальчики с бантиками». Юнг называли так потому, что ленты на бескозырках вязались не косицами, как у настоящих матросов, а сбоку бантом.

Но обстановка, в которой курсанты осваивали морское дело, была приближена к боевой.

«Немецкие подводные лодки, появляясь поблизости, высаживали разведчиков на побережье Белого моря, - вспоминает Юрий Дмитриевич. - Линия фронта проходила в соседней Карелии: были хорошо слышны раскаты артиллерийской канонады. Мы несли вооруженную охрану склада боеприпасов на острове, готовились заступить в строй на место моряков, переведенных в сухопутные части, изучали навигацию, ходили на шлюпках. Жили в землянках по 50 человек. Бывало, юнги целую ночь чистили для всей роты картошку - десяток мешков. Это не воспринималось как неприятная повинность: на первом месте всегда был родной коллектив, с которым и смерть не страшна. Нами командовали закаленные в боях моряки, которым в большинстве своем перевалило за сорок. Подчиненные ощущали их отеческую заботу, что, безусловно, помогало переносить все тяготы».

На Соловках Юрий Баранов провел год, прежде чем получить назначение в батальон Днепровской флотилии на Первый Белорусский фронт.

Пулемётами владели мастерски

Весной 1945 года суда, на одном из которых служил Юрий Баранов, перебросили на реку Одер: флотилия поддерживала артиллерийским огнем войска, продвигавшиеся к Берлину. Разветвленная сеть водоемов на территории Германии позволяла кораблям совершать глубокие маневры и доставлять десант.

«Бои, в которых мы участвовали, были кровопролитными, - продолжает рассказ ветеран. - Один из отрядов, высаженный с наших катеров на левый берег Одера, понес большие потери, угодив на минное поле. В орудийной перестрелке у города Фюрстенберг подбили бронекатер, где я находился. Враг пытался поразить советские речные корабли даже из противотанковых фаустпатронов, но не мог подобраться на дистанцию выстрела: пулеметами мы владели мастерски, отражали все вылазки. Когда пальба прекратилась и наши армейские части вступили в Фюрстенберг, предстала безлюдная картина. Жители сбежали вместе с отступившими немецкими войсками. Они поверили пропаганде Геббельса, который заявлял, что русские будут расправляться с мирными гражданами. Впрочем, скоро стало заметно - настроения побежденных меняются к лучшему. Не отрицаю, иные военнослужащие, чьи семьи в СССР погибли от рук оккупантов, срывались в жажде мщения, но командование пресекало подобные акты насилия жестко - вплоть до расстрела. В Германии с гражданскими лицами полагались доверительные отношения. Тем более после падения Берлина смирившиеся с поражением немцы не предпринимали дерзких выпадов».

Зато союзники по антигитлеровской коалиции, рассказывает фронтовик, напротив, стали провоцировать конфликты.

Убедиться в коварстве бывших западных партнеров Советского Союза Баранову довелось через несколько лет, когда судьба забросила его на Дальний Восток. Американцы потребовали вернуть им несколько кораблей, предоставленных по ленд-лизу.

Юрий нес вахту рулевого на одном из эсминцев, шедших «сдаваться» на военно-морскую базу США в Японии. Эскадра вошла в Токийский залив... И тут им наперерез устремилась группа рыбацких шхун с намерением вызвать столкновение с военными кораблями под красным флагом и спровоцировать международный скандал. Несмотря на попытки уклониться, несколько суденышек оказались раздавлены. На попрыгавших за борт матросах были видны гидрокостюмы.

На другой день газеты пестрели заголовками «Русские беспощадно крушили лодки рыбаков».

Интернациональный долг

«В общей сложности я прослужил на флоте семь лет, такой срок в вооруженных силах тогда был в порядке вещей, - поясняет Юрий Баранов, - О том, что мне вновь придется ходить с оружием, конечно же, не думал. После демобилизации окунулся с головой в комсомольскую и партийную работу».

Фронтовик защитил кандидатскую диссертацию по философии, занимался социальными проблемами села.

Как секретарь обкома в 1984 году получил приказ ехать в провинцию Кундуз на северо-востоке Афганистана.

В этой стране не чувствовали себя спокойно даже в гостинице на огороженной территории, под охраной солдат на бронетранспортерах. Спали с автоматами в головах. Поездка автомобилем до местоположения дивизии, куда Баранов отправлялся каждую неделю, чтобы по телефону доложить обстановку в провинции, или вертолетом в Кабул, проходила под обстрелами.

«По возвращении из Афганистана в Саратов меня с трудом узнавали: худой, зубы потерял, - подытоживает Юрий Дмитриевич. - Из-за гадкой воды нажил камни в почках и инвалидность. Пусть в командировке прилично заработал, но все эти деньги «сгорели» в период инфляции. Правда, о материальной выгоде мы на войне не думали. Наш мотив лучше всего объясняют слова героя известного фильма: «Есть такая работа - Родину защищать».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах