aif.ru counter
259

Поэтесса Наталья Кравченко: «Это время - не моё»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ-Саратов 03/11/2010

Любители поэзии знают Наталью Кравченко и как автора-ведущую литературных вечеров "Поэзии серебряные струны".

На первом в этом сезоне вечере, проходившем 30 октября в Саратовской областной библиотеке, побывал корреспондент «АиФ - Саратов».

С языка лунного - на человечий

- Наталья, что для вас - поэзия?

- Люди, далёкие от творчества, часто задают мне вопрос:" О чём можно писать столько стихов? Ну о чём?!" Вроде бы всё описано, ничего особенного не происходит в твоей жизни, всё с годами устоялось, вошло в свою колею. Но всё время что-то происходит в тебе, в твоей душе, в твоём внутреннем мире.

Стихи неотделимы от твоей жизни. С одной стороны, они пожирают её, твоё время, твои нервные клетки, а с другой - они её отражают, запечатлевают, сохраняют. Стихи - это застывшие мгновения, слепки твоих чувств и мыслей на фоне времени. И пусть на некоторых ты выглядишь не очень удачно, но выбрасывать жалко. Это жизнь: твоя и твоей страны.

- А как относитесь к распространённому суждению «поэзия умерла»?

- Она умирает только для какого-то конкретного человека. Для иных поэзия и вовсе не рождалась. Точно так же развратник будет говорить о смерти этики. Для него этика мертва. А для его соседа, скажем, она - в полном расцвете. Поэзия - это перевод небесного на язык земной: "с лунного - на человечий". Кому перевод внятен, у кого имеется орган шестого чувства, для того и поэзия всегда будет жива.

Апокалипсическое время

- Изменилось ли сегодня понимание девиза: "Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан"?

- Конечно, кто-то его сейчас воспринимает иронически. Но гражданская поэзия всегда была, есть и будет. У меня почти в каждом сборнике есть на эту тему целые разделы: "Апокалипсическое время", "Это время - не моё", "Родина кромешная моя".

За эти стихи некоторые пытались прилепить мне ярлык русофоба. Их казённый патриотизм великодержавен и зиждется на принижении других национальностей. Не стеснялись даже подсчитывать, сколько у меня в абонементе нерусских поэтов. Всё это очень недалеко от фашизма. Любовь к отчизне невозможна без любви к правде, к истине. У Лермонтова:"Прощай, немытая Россия.." И тут же: "Но я люблю, за что - не знаю сам..." Как совместить эту чарующую, непобеждённую рассудком любовь-веру со стихом, "облитым горечью и злостью"? А не надо совмещать, ибо это две стороны одной медали.

Надо различать искреннюю любовь к родине, когда ты болеешь душой за то, что на ней происходит, ту непоказную, "скрытую теплоту патриотизма", о которой писал Л.Толстой, и громкую велеречивость, убивающую живое, тёплое чувство родного угла.

- Как вы оцениваете нынешнее время?

- "Это время не моё", - строка одного из моих стихов. Время - категория относительная. Каждый выбирает «своё я» во времени.

В одно время жили Сталин и Пастернак, Брежнев и Высоцкий, но это были разные времена. Важно, что я ношу в себе, а это - вне времени. Жить "в ногу со временем" - значит подделываться под убогие вкусы, пошлые взгляды, превращаться в быдло, которое хотят сделать из нас телевизионщики, книгоиздатели, попкультура. Людей с хорошими лицами, с искренними глазами ещё можно встретить в немалом количестве, но не они определяют стратегию пути. А под музыку нынешних хозяев жизни, под их дудку я плясать не хочу и не буду.

В жизни я скорее Пьеро

- Этим летом вы победили в юмористическом конкурсе. Часто ли жизнь даёт повод смеяться?

- Это был конкурс юмористической миниатюры, проводимый Интернет-порталом "Планета писателя". Победила неожиданно для себя. Я не умею ничего придумывать, в жизни не сочинила ни одного юмористического рассказа. Все мои миниатюры - реальные истории и эпизоды, случившиеся со мной и моими близкими. Мандельштам говорил: " Зачем сочинять юмористику? И так всё смешно". И часто смеялся "от иррационального комизма, переполняющего мир". Вот и мои заметки рождены абсурдом нашей жизни. Однако муж был недоволен: "Ты меня ославила".

Я стала замечать, что окружающие ждут от меня соответствия новому званию "первого смехача", приходилось мучительно обдумывать каждую фразу своих отзывов и рецензий: как бы посмешнее да поострее. На страницу "Рекомендуем прочесть" на сайте "Планета писателя" помимо "смехотворинок" поместили и мою юмористическую статью о местных графоманах. Я поневоле очутилась в роли Арлекина, что не соответствовало внутреннему самочувствию, в жизни я скорее Пьеро.

- Наверное, все лирики Пьеро, ведь любовь никогда не бывает без грусти?

- О счастливой любви обычно стихов не пишут, а у меня их целая книга: "Очаг". О любви к ближним, о том, что даёт опору в этом чужом и холодном мире. Это циклы "Стихи о тебе", "Вдвоём", "Так беспрепятственно любить..." Это прекрасное чувство, но, как правило, преходящее. С годами гораздо больше ценишь то, во что она перерастает - родство. Душ и тел, когда они уже неотделимы друг от друга:

"Срослись, как сломанные кости,

сроднились, намертво слились".

Уловить гармонию момента

- Как вам удаётся совмещать стихи с нынешней жизнью?

- С трудом. Стихи - это попытка гармонизировать хаос и ад, что носишь порой в душе. Последняя книга так и называется "Гармония момента". Название навеяно фразой из любимого фильма "Фантазии Фарятьева": "Главное - это уловить гармонию момента".

Она стала для меня своего рода девизом. Гармония - это высший смысл, который нужно найти, увидеть в проявлениях повседневности, вылущить ядро этого смысла из шелухи злобы дня. Это трудно. Это творчество не описания жизни, а самого её проживания. Не всегда это удаётся, ибо на каждом шагу нас окружают диссонансы, которые искажают, заглушают гармонию. Поэтому стихи у меня редко бывают благостными и розовощёкими, как в юности. Слишком много потерь, того, что причиняет боль и горечь.

Поэзия не живёт без трагедии. Но гармония не в том, чтобы отгородиться от человеческих страданий, зажать глаза, уши и погрузиться в созерцание собственного пупа. А в том, чтобы увидеть, перестрадать и преодолеть.

В трагическом, катарсионном духе - основа и сущность поэзии, её плоть и кровь. Она не должна только утешать, напевая сладким голосом райские песни, навевая "человечеству сон золотой", или вселять в нас бодрость маршеобразными ритмами, она должна и ранить, царапать, "грузить" и "цеплять", выражаясь современным языком, будоражить наши чувства, нашу совесть. Ибо пока душа у тебя болит - она жива.

Наша справка

Наталия Кравченко, поэт и публицист, член Союза журналистов. Автор 18 поэтических сборников, литературных эссе и критических статей. Публиковалась в альманахе "Саратов литературный", в приложении "Арзамас" к журналу "Зелёная лампа" (Нью-Йорк), в журнале "Эдита" (Германия), в Интернет-альманахе "Порт-Фолио" (Монреаль-Канада). Лауреат областных и международных конкурсов поэзии.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах