1075

Ада Родина - о фашистских концлагерях и жизни после них

АиФ-Саратов № 5. "АиФ-Саратов" 28/01/2015

Такие слова написала в одном из стихотворений, помещенных в книге «Шла девчонка дорогой войны», ее автор, председатель Саратовского регионального отделения Российского Союза бывших малолетних узников фашистских концлагерей, член Союза писателей России Ада Родина.

Вопрос к Родине

- Ада Викторовна, 27 января исполнилось 70 лет со дня освобождения концлагеря Освенцим. Совсем ребёнком вы попали в один из таких лагерей смерти. Как это произошло и многие ли спаслись?

- Я родилась в посёлке Любохна Брянской области. Мама бросила нас с отцом, когда мне было 9 месяцев. Спустя два года началась война. Папа тогда работал в Ленинграде. Очень быстро почти вся Любохна была отправлена в концлагеря. Людей сажали в товарные вагоны и вывозили. Так и я с тётей Калей и бабушкой в конце 1942 года попала в Лиду, концлагерь под открытым небом. Было уже холодно. Чтобы согреть, взрослые укладывали нас на свои тела, а сами замерзали и умирали. Выживших затем перевезли в Алитус - секретный концлагерь № 133 в Литве, где нас ждали всё те же голод, холод и побои.

Все концлагеря имели одну цель - физическое и моральное уничтожение. Эшелоны доставляли людей один за другим. Сейчас говорят, что в лагерях смерти погибло где-то два миллиона детей. На самом деле гораздо больше. Ведь сколько было тех, кого сразу из эшелона, без регистрации, отправляли на мгновенную смерть - в газовую камеру или печь! В 90-х годах в немецких документах нашли сведения: 4 миллиона 328 тысяч советских детей были вывезены в концлагеря. В живых осталось 323 тысячи, и не все из них вернулись на Родину.

Я попала в донорский барак Алитуса, где из детей выкачивали кровь, чтобы влить её в раненых фашистов. Когда забирать уже было нечего, меня выбросили в ров с покойниками, где с детских трупов снимали одежду, а затем укладывали тела на телегу и вывозили хоронить за концлагерь. Женщины заметили, что несколько детишек ещё были живы. Наталья Потачина, с сыном которой мы когда-то играли в посёлке, завернула меня в тряпки и вместе с телами вывезла из лагеря. Так в 1944 году я попала в город Кайшядорис, где была выхожена литовской семьёй. Здесь меня отыскала тётя. Бабушка вскоре скончалась. Позже стало известно отец - ему было тогда 23 года - погиб на Ленинградском фронте.

- Как встретили на Родине бывших малолетних узников?

- Мы считались пленными, поэтому стали изгоями.

По возвращении из концлагерей нам не позволили учиться. Подавляющее большинство узников имели начальную грамотность. Я поступала на факультет поэзии в Московский литературный институт имени Горького. На тот момент уже писала стихи, печаталась в газетах. После того как прошла конкурс, в институте обнаружили «чёрное пятно» в моей биографии - концлагерь. На этом моя учёба закончилась. С подобным отношением столкнулись и другие бывшие узники. Было тяжело найти работу. Никого не волновало, что в лагеря смерти мы попали, будучи детьми.

Морально тяжело

- В 1989 году вы смогли посетить концлагеря Прибалтики. Что вы чувствовали после стольких лет, шагая по лагерю смерти?

- Боль. Тогда мы пролили много слёз. В Алитус поехали 40 человек. Я хоть и моложе всех, но по прибытии в город вызвалась пойти первой. По детской памяти привела всю группу в концлагерь, где на тот момент располагалась советская воинская часть. Но я не смогла найти барак, в котором меня держали. Мне объяснили, что барак для смертников давно сожгли. К нашему приезду не были готовы. Командир части принял нас за детей участников войны и был сильно шокирован, узнав, что мы - бывшие малолетние узники концлагеря, на месте которого выросли новые, уже солдатские, бараки.

- Как бывшие малолетние узники фашистских концлагерей живут сегодня?

- Так же, как и все малообеспеченные люди, у которых маленькие пенсии, небольшие зарплаты. Морально, конечно, тяжело.

Из 250 тысяч бывших малолетних узников фашистских концлагерей в живых осталось 125 тысяч. В Саратове - 397 человек. Для того чтобы получить удостоверение узника и возможность пользоваться льготами, необходимо еще доказать факт своего пребывания в лагере смерти. Мы перевернули в Алитусе весь архив. Там нет ни одного слова о том, что в городе был концлагерь. Мне помогло то, что сохранился документ тёти от 1947 года, в котором написано, что она попала в Алитус вместе с матерью и племянницей Адой. Это подтвердили пять человек. И до сих пор многие бывшие узники не могут найти доказательств того, что выбрались из «ворот смерти».

Никто так морально не пострадал, как мы. Некоторые не выдержали жутких унижений, с которыми пришлось столкнуться на Родине после войны, наложили на себя руки. Нам говорили, что мы не мёрзли в окопах, не месили грязь, не воевали. Так почему же тогда правительство СССР не выдало нам, трёхлетним детям, автоматов?!

Не даёт покоя

- Западные страны сегодня по-разному трактуют историю Второй мировой войны...

- И к хорошему это не приведёт. История не потерпит вранья и рано или поздно расставит всё по своим местам. Неверные трактовки звучат, в основном, из уст молодёжи. Не секрет, что фашиствующие юнцы есть сегодня во многих странах мира. И некоторые государства их усердно поддерживают. На прошлой неделе Пётр Порошенко заявил, что готов к полномасштабной войне с Россией. Но если дойдёт до дела, то воевать он будет чужими руками. Вооружением, деньгами, наёмниками обеспечат Украину другие страны. И совершенно потрясает заявление, что 70 лет назад Освенцим освободила украинская армия. Но ведь Украинский фронт был многонациональным, в него входили представители многих народов, населявших Советский Союз.

- Думаете, из уст Порошенко вырвались не пустые слова?

- Опасно то, что мы всегда надеемся на «а вдруг не будет». Почему мы не верили, что будет война, когда уже войска Гитлера были стянуты к нашей границе? Россия - великая держава. Такой огромной территории нет ни у одного государства. Мы имеем большие запасы пресной воды и все элементы из таблицы Менделеева в недрах земли. Вот это всем и не даёт покоя.

Мы стараемся убедить себя, что Запад одумается. Но Россию уже исключили из «Большой восьмёрки», а когда отмечалось 70-летие освобождения Освенцима,  Владимира Путина не пригласили. Это уже совсем плохо. И все же Россию невозможно победить. Ни у одного народа в мире  нет таких нравственных сил, чтобы до конца стоять за свою Родину. За границей воюют наёмники, им всем нужны деньги. У нас же другие ценности: россияне воюют за каждую пядь родной земли. Наши люди собираются трудно, но если встанут, то сломить такой народ нельзя.

Досье: Ада Родина родилась 24 октября 1938 года. На протяжении 27 лет бессменно возглавляет Саратовское региональное отделение Российского Союза бывших малолетних узников фашистских концлагерей. По совместительству - заместитель председателя Российского и Международного Союзов. Награждена почётной грамотой Президента РФ. В 2011 году об Аде Родиной снят документальный фильм «От войны мне в наследство».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах