aif.ru counter
30.06.2019 15:29
430

От химоружия до батареек. Что известно о проекте «Горный»?

ФКП "Горный" / Из архива

Поводом для самых противоречивых заявлений стала новость о перспективе появления в поселке Горный Краснопартизанского района завода по переработке опасных химических отходов. К 2023 году ФГУП «РосРАО» (предприятие госкорпорации «Росатом») планирует перепрофилировать под эти цели  бывший завод по утилизации химического оружия «Горный». На реализацию проекта из федерального бюджета готовы выделить более пяти миллиардов рублей.

Откуда ноги растут?

История появления завода в Горном уходит еще в военные годы, когда Советский Союз наращивал ядерное и химическое оружие. В конце 1941-го склад по хранению химоружия дислоцировали из Сталинградской области на станцию Рукополь, расположенную недалеко от поселка Горный в Саратовской области. В 1993 году страны подписали Конвенцию об утилизации химоружия, во исполнении которой через год в России вышло постановление об уничтожении склада химоружия в Саратовской области. На тот момент на складе хранилось свыше 1,1 тысячи тонн кожно-нарывных отравляющий веществ.

Общественность, все это время живущая по соседству со складом, вдруг выступила против строительства завода. Общественные слушания проводились четырежды, и только после обещания установить для местных жителей льготы, люди согласились на завод (льгот они, кстати, так и не дождались, однако в соцсферу поселка застройщик вложился основательно). Приказ о начале строительства завода был подписан Президентом в 2000 году, а сам УХО (уничтожение хим оружия) «Горный» построили и ввели в  эксплуатацию в конце 2002 года. К слову, это был первый опытно-промышленный объект на территории России, затем построили еще шесть таких предприятий.

Уже к концу 2005 года в Горном полностью уничтожили всё, что было на складе. Затем началась работа по ликвидации последствий деятельности УХО. Вы не ослышались, а мы не опечалились. В 2011 году на базе УХО «Горный» было создано ФКП «Горный», целью которого стало уничтожение отходов и продуктов, образовавшихся в процессе деятельности УХО. За дело взялись в 2013 году, а уже в конце 2014-го официально заявили, что работы полностью завершены.

Потом стали думать, что делать с заводом дальше. Предложения были самые разные вплоть до производства там минудобрений. В 2017 году инвестор даже подписал соглашение с губернатором, однако дальше бумаги дело не пошло. К слову, аналогичная ситуация возникла и на других таких объектах. Кульминацией поисков применения бесцельно простаивающих заводов стало Постановление Правительства РФ от 30 апреля 2019 года, согласно которому «Горный» и еще три завода в Удмуртии, Курганской и Кировской области включили в федеральный проект по перепрофилированию на переработку отходов I и II класса опасности.

Рефлекторное «против»

Через месяц, 30 мая, на сайте Правительства Саратовской области появилось лаконичное сообщение о том, что губернатор Валерий Радаев поручил своему зампреду проработать с федеральным центром все вопросы по проекту «Горный». На фоне информационного голода (никакой другой информации не сообщалось) начались догадки, а что же там такое собираются утилизировать, если за дело берется «Росатом»?

Как и в начале 90-х, саратовцы оказались не в восторге от перспективы очередного соседства с опасными отходами. Оппозиционеры и общественники, по классике жанра, первыми взялись за микрофоны и встали в пикеты  против до конца не понимая чего. Ситуация несколько прояснилась 18 июня на заседании областной Общественной палаты, куда помимо носителей полярных точек зрения пригласили и представителей самого «РосРАО». Замгендиректора компании Максим Корольков вкратце пояснил, почему вообще зашла речь о перепрофилировании заводов под утилизацию химотходов:

«Минприроды РФ обратилось к Президенту с просьбой урегулировать вопрос утилизации опасных отходов, чтобы предотвратить их захоронение в несанкционированных местах».

Не секрет, что утилизацией таких отходов в настоящее время занимаются частные организации, из которых далеко не все работают на совесть. В итоге опасный мусор зачастую оказывается буквально в овраге, нанося вред окружающей среде. Все мы знаем, что одна пальчиковая  батарейка поражает около 20 квадратных метров почвы и входит в перечень отходов I и II класса опасности.

«В этот перечень также входят аккумуляторы, трансформаторы, ртутьсодержащие приборы и прочие отработанные товары, содержащие щелочи, кислоты, агрохимикаты и так далее», - уточнил Корольков. Ежегодно в Горном планируется обрабатывать и утилизировать до 50 тысяч тонн таких отходов.

На вопросы относительно экологической безопасности нового завода в «РосРАО» отвечают, что уровень загрязняющих веществ в воздухе будет в полторы тысячи раз ниже, чем было при утилизации там химоружия. Эти цифры скорее настораживают, нежели утешают местное население, проживавшее там во время работы УХО.

В основе безопасности человеческий фактор

Обсудить тему экологической безопасности «Горного» нам удалось с Вячеславом Шершаковым, генеральным директором НПО «Тайфун». Это ведущее научно-исследовательское учреждение Федеральной службы РФ по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Росгидромета. Мы встретились с ним во время пресс-тура в подмосковный Обнинск в конце июня.

Фото: АиФ

В свое время Шершаков работал по всем объектам уничтожения химического оружия, в том числе и на заводе в Горном.

«Когда завод строился, тоже все было непросто... Думаю, сейчас людей насторожило, что за работу взялась организация «Росатома», отсюда и слухи про утилизацию радиоактивных отходов, - предположил Шершаков и подчеркнул, что отходы I и II класса опасности к радиации отношения не имеют. - Это особо токсичные вещества, которые традиционным способом захоранивать нельзя. Их надо уничтожать».

Как выяснилось, в настоящее время «РосРОА» ведет переговоры о дальнейшем привлечении «Тайфуна» к системе мониторинга за работой будущего завода в Горном, хотя предметно говорить об этом пока рано.

«С точки зрения рисков новый завод в Горном действительно будет гораздо безопаснее бывшего там УХО. Хотя, поверьте мне, изначально завод построен очень надежно. Это было в рамках международного соглашения и под контролем зарубежных специалистов».

Беседа с гендиректором НПО
Беседа с гендиректором НПО "Тайфун" Вячеславом Шершаковым Фото: АиФ

Новые мусороперерабатывающие и мусоросжигающие предприятия сейчас строят не хуже, и при соблюдении всех регламентов их деятельность совершенно безопасна, уверен Шершаков. Более того, такие заводы с точки зрения экологии значительно безопаснее, чем полигоны захоронения, где всегда есть риск подхода грунтовых вод.

Основная проблема эко безопасности в нашей стране, по мнению эксперта, заключается отнюдь не в заводах, технологиях и фильтрах (с этим все в порядке), а в людях, полагающихся на  «русское авось».

«Вот вам, пожалуйста, пример – Липецкий металлургический завод по переработке металлолома, где стоит мощнейшая немецкая система очистки. Когда завод запускали, все проверки были пройдены успешно, система действительно работала великолепно. Но что происходит потом? Через некоторое время я проезжаю мимо и вижу, что в вентиляционном помещении, которое должно быть герметично, все окна и двери открыты. Почему? Да потому, что нашему человеку душно, жарко, неудобно и так далее, а потом говорим про экологию...».

Нарушают регламент не только по глупости, но и из экономических соображений. Примеров, когда дорогостоящие фильтры вовремя не меняют и экономят буквально на всем, хватает во всех регионах. Недавно прокурорское предостережение получил завод «Балаковорезинотехника» под Саратовом, который сжигал отходы производства на задах предприятия, тогда как для этого на территории есть специальная печь. В нарушении регламента предприятие работает многие годы. Еще лет пять назад по этому поводу местные СМИ с сарказмом писали, что на заводе придумали «самовоспламеняющуюся резину», потому что в ответ на запрос журналистов, руководство завода отвечало, что она «загорелась сама».

Из всего этого напрашивается очевидный вывод: чем серьезнее компания, которая берется за дело (а в данном случае это госкорпорация «Росатом»), тем спокойнее за качество и контроль проводимых там работ.

Глава
Глава "Росатома" Алексей Лихачев Фото: Росатом

Добавим, что тема «Горного» и в целом вопроса  обращения с отходами обсуждалась на юбилейной конференции «Росатома» в Обнинске 26 июня.

«Госкорпорацией уже создана единая государственная система по обращению с радиоактивными отходами (РАО). Аналогичную работу предстоит провести и в отношении отходов I и II классов опасности», - сказал на конференции  глава «Росатома» Алексей Лихачев.

В тот же день, 26 июня, Госдума в первом чтении приняла поправки в законопроект, который создаст схему обращения с опасными отходами под руководством «Росатома». В планах перепрофилировать под заводы химотходов все семь бывших объектов уничтожения химического оружия.

Последнее слово за экспертами

Комментируя волнения вокруг проекта «Горный», губернатор Саратовской области Валерий Радаев заверил, что «обязательным условием его реализации станут заключения экспертов-экологов и результаты общественных слушаний». Глава региона призвал отдельных оппозиционеров (не будем показывать пальцем) не заниматься политиканством и самопиаром на благодатной для этого почве, а вместе со всеми разобраться в ситуации.

«Все будет публично и открыто, - заявил Радаев. – Мы не допустим принятия решений, которые могут принести вред нашему населению».

В начале июля в регионе проведут очередную встречу с экспертами, общественниками и представителями власти, от которой ожидают получить более развернутую информацию о проекте. На сегодняшний день никаких соглашений с «РосРАО» не подписано. Наряду со всем регионом мы следим за развитием ситуации.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество