Примерное время чтения: 5 минут
480

Воздушный бой Ибрагимова. Как кинооператор снимал Великую Отечественную

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ-Саратов №18 02/05/2024
Д. Ибрагимов в Маньчжурии, 1945 г.
Д. Ибрагимов в Маньчжурии, 1945 г. Саратовский краеведческий музей

Когда мы смотрим фильмы о Великой Отечественной войне, то видим фрагменты воздушных сражений, снятых непосредственно во время боевых действий. Такие съемки вели фронтовые кинооператоры. Одним из признанных мастеров является наш земляк Давид Ибрагимов.

О том, каково снимать бои на высоте, об особенностях своей профессии и что нужно для хорошего материала, - в публикации saratov.aif.ru.

В эпицентре событий

Фронтовой кинооператор Давид Ибрагимов родился в Саратове и вернулся в родной город после окончания Великой Отечественной. Ему поступали предложения переехать работать в Москву, но он их отверг, настолько любил малую родину.

Свой профессиональный путь он избрал, еще будучи совсем молодым человеком. Сперва стал учеником киномеханика, затем освоил профессию электромонтера, осветителя, помощника оператора... В 1939-м в Москве окончил курсы кинооператоров при Всесоюзном государственном институте кинематографии.

В Саратовском областном музее краеведения рассказали, что Давид Ибрагимов добивался отправки на фронт с первых дней войны, хотел стать летчиком или снимать воздушные бои. В главке комитета по кино, куда он обратился с личной просьбой, его услышали. В Москве на Центральной студии документальных фильмов его включили в группу военных кинооператоров Юго-Западного фронта.

Помимо винтовки, оружием кинооператора, конечно же, была камера. Да непростая, а специальная, предназначенная для авиасъемки - американская «Аймо». В бомбардировщике Давид Ибрагимов занимал место стрелка и вел съемку воздушного боя. Порой ему приходилось стрелять.

Съемки в истребителе требовали немалой отваги.
Съемки в истребителе требовали немалой отваги. Фото: Саратовский краеведческий музей

Он снимал воздушные бои Сталинградской битвы. Ему удалось запечатлеть, как будто из камеры вылетают пули и сходятся на фашистском самолете. Все отснятые материалы систематизировались и отправлялись в Москву. За свою работу «Боевые дни Н-ской авиачасти», вышедшую на экраны в 1943 году, Давида Ибрагимова отметили званием лауреата Государственной премии.

«Помимо Сталинградской битвы, Ибрагимов снимал Курскую битву, запечатлевал на свою камеру историческое освобождение Белоруссии, Украины, Восточной Европы, - перечислила заместитель директора музея краеведения Любовь Соломонова. - Именно наш земляк 2 сентября 1945 года снимал, как подписывался акт о капитуляции Японии. И, конечно, снимал будни наших бойцов».

С даром предвидения

Его дочь Альвина Ибрагимова пошла по стопам отца и стала кинорежиссером. Она считает, что не столь важно, какое положение приходилось принимать в летящем истребителе фронтовым кинооператорам (сидеть, лежать или стоять), сколько необходимо было верно выбрать ситуацию.

«Те, кто снимал тогда воздушные бои, вряд ли думал, что их кадры войдут в историю, - рассуждает Альвина Давидовна. - Папу в работе отличала честность: он снимал не для того, чтобы прославиться, а стремился запечатлеть правду. И, конечно, нужно быть очень отважным человеком, чтобы каждый раз находиться в эпицентре ожесточенных боев».

Она вспоминает, как однажды на одном из саратовских мероприятий царила суета, сновали корреспонденты, а Давид Ибрагимов отошел в сторону… И через какое-то время событие, которого все ждали, стало приближаться именно к нему.

«Хороший кинооператор должен обладать даром предвидения, - считает кинорежиссер. - Чувствовать интуитивно, когда произойдет наиболее значимое событие и оказаться в этот момент рядом. Конечно, необходимо превосходно владеть техникой. Но без таланта и профессионализма самая лучшая камера не даст результата».

Давид Ибрагимов не любил рассказывать о войне даже близким - своей жене и дочери, редко ходил на встречи и делился воспоминаниями.

После окончания Великой Отечественной он снимал фильмы на Нижне-Волжской студии на свою испытанную войной камеру «Аймо». В 1969-м камеру списали. По приказу директора студии ее отдали Давиду Михайловичу. А уже в 1998 году его вдова передала ее музею, где и сейчас можно увидеть этот уникальный экспонат, дошедший до Берлина.

Сейчас камера хранится в музее. Фото: Саратовский краеведческий музей
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах