aif.ru counter
145

Театр, который потрясает. От спектакля должно оставаться послевкусие.

АиФ-Саратов № 41. "АиФ-Саратов" 08/10/2015

Двойственное впечатление

- Римма Ивановна, вы следите за происходящим в театре, ходите на премьеры. Какие тенденции наблюдаете?

- Вопрос непростой. Мне интересно, когда режиссёр предлагает новую форму спектакля, но пугает, когда при этом на сцене теряется судьба персонажей. К примеру, от премьеры Саратовского ТЮЗа «Любовь и Смерть в Вероне» (по трагедии Шекспира «Ромео и Джульетта») у меня осталось двойственное впечатление. Изначально было заявлено, что особенностью постановки станет необычное пластическое решение. И в спектакле действительно были яркое оформление, интересные сцены, но на фоне этого был не заметен конфликт героев, их взаимоотношения. Я хожу в театр вместе со своими первокурсниками, чтобы понять, что их волнует. И после просмотра спектакля ребята задавали мне множество вопросов по сюжету. Многие теперешние студенты, к моему удивлению, даже не читали «Ромео и Джульетту»! Без знания текста им было непонятно происходящее на сцене.

- На каких спектаклях воспитываете своих студентов?

- В прошлом году мы с третьекурсниками сделали постановку по пьесе Максима Горького «Последние», действие которой разворачивается между двумя революциями. Берясь за спектакль, мы не ожидали, что он выстрелит в сегодняшний день. На экране представили подборку кадров из фильма Сергея Эйзенштейна, которые совпали с современной хроникой трагических событий на Украине. Война проходит через семью, разделяя её на два непримиримых лагеря. Младший сын Пётр говорит: «Отец, мы должны знать, кто ты, честный ли ты человек. Мы отвечаем за ваши ошибки». В спектакле есть конфликт, борьба. Своих студентов я учу тому, чтобы каждый из них определил для себя, что любит, а что ненавидит его персонаж, и высказался на этот счёт. Мы приходим на спектакль, чтобы поболеть за героев, что-то принять от них, с чем-то уйти. И я за тот театр, который потрясает. От спектакля должно оставаться послевкусие - темы для размышления.

- Какой спектакль в студенческие годы вызвал у вас наибольшее потрясение?

- «Идиот» в постановке Георгия Товстоногова. Мы учились в студии МХАТ на третьем курсе и пошли на премьеру. Главную роль в спектакле играл Иннокентий Смоктуновский. Когда актёр вышел на сцену, первым ощущением было, что он совсем не похож на Мышкина. Но, когда он начал работать, произошло перевоплощение! Я до сих пор помню этот спектакль, и в особенности сцену, когда Мышкин пришёл в сквер, остановился и мучительно стал считать, на какой же скамейке ему назначила свидание Аглая. Он никак не мог вспомнить. И это его растерянное лицо... Я вдруг почувствовала, что актёр полностью захватил меня в свою энергетику! И когда ребята пошли смотреть следующую премьеру, я второй раз отправилась на «Идиота». Но эту сцену, которая меня так потрясла, он сыграл совсем по-другому! Это было не менее впечатляющим. Потому что Смоктуновский, как учили нас педагоги, проживал роль здесь и сейчас.

Другое прочтение

- Современный театр предлагает новые сценические формы, но не привносит свежих идей?

- В искусстве есть долгий и короткий путь. В одном случае режиссёр смотрит на то, что уже придумано, и выхватывает понравившиеся элементы. Так он идёт в искусство коротким путём - через искусство. К примеру, Товстоногов сделал спектакль по творчеству Николая Гоголя, где над сценой у него символично пролетала Русь-тройка. И после эту идею кто только не использовал! И те зрители, которые мало знают о театре, смотрят на повторения и восхищаются! Длинный же путь - это когда режиссёр идёт в искусство через жизнь. Он видит, что мир ставит вопросы, которые необходимо решать, и выносит их на сцену. На желании пересмотреть проблему, докопаться до корня строился наш русский театр, который сегодня, к сожалению, начинает уходить. В былые времена, когда МХАТ или «Современник» приезжал со своими спектаклями в Америку, там выстраивались очереди за билетами. А сейчас мы повторяем западные идеи и называем это современным театром…

- Обычно, когда режиссёр на свой лад пересматривает одну из проблем, поднятых в русской классике, спектакль не вызывает общественного восторга. Можете привести положительный пример?

- Мне нравятся режиссёры Анатолий Эфрос и Марк Захаров. Они делали спектакли по классическим произведениям в острой современной форме, которые были интересны и потрясали. К примеру, в постановке пьесы Николая Гоголя «Женитьба» совершенно другой предстала на сцене главная героиня: актриса Ольга Яковлева сыграла Агафью Тихоновну так, что та не выглядела глупышкой, а вызывала у зрителя настоящую жалость. Невеста была растеряна, потому что выйти замуж для неё означало расстаться с какой-то частью своей жизни. Она была несчастна в окружении женихов и свах. И это было совсем другое прочтение. Эфрос создал проблему у этой девочки, не меняя при этом ни смысла, ни слов произведения. Спектакль был интересен, он запомнился, потому что с этой стороны на героиню ещё никто до него не смотрел.

Добрые традиции

- Утрачивает ли профессия актёра свой престиж?

- Да. Потому что конкурс в театральном институте становится меньше. Молодёжь сегодня знает, где сколько платят, и при выборе профессии это играет не последнюю роль. Люди стараются идти в востребованные и прибыльные отрасли, связанные с компьютерными технологиями, менеджментом. Но конкурс у нас в этом году всё же был, и ребята собрались неплохие. Есть костяк, с которым можно дальше работать. Среди моих выпускников уже 15 заслуженных артистов, двое народных. Некоторые снимаются в кино - Игорь Савочкин, Юлия Зимина и другие. И у меня иногда спрашивают, как я отношусь к сериалам. Если актёр в кадре серьёзно работает и он интересен зрителям, то почему бы ему не играть в кино? Многие выпускники помнят наш театральный институт. К примеру, прошедшим летом меня очень удивил мой первый курс, который окончил институт 20 лет назад: все ребята собрались на встрече в Саратове, несмотря на то что работают в разных городах. Мы и смеялись, и плакали...

- В сентябре к вам на мастер-класс приезжали студенты из Вольска. На ваш взгляд, нужны ли театры в малых городах?

- Вольчане действительно приезжали. Были не только студенты, но и педагоги, с которыми я уже знакома. С начинающими актёрами мы выполнили некоторые упражнения. На занятии я перемешала их со своими студентами, для которых это тоже был первый опыт. Получилось довольно интересно. В конце встречи вольчане пообещали, что приедут снова. Что касается театров малых городов, то в них бывают очень хорошие спектакли и актёры. Там могут быть большие открытия. У того же Вольского драматического театра добрые традиции: там всегда были интересные постановки, сильные актёры и воспитанная публика. И не случайно, что именно у них в этот раз пройдёт Фестиваль театров малых городов.

Раньше в стране была режиссёрско-педагогическая лаборатория, в которую съезжались люди со всех городов. А сейчас у министерства культуры, к сожалению, ни на что не хватает денег… Вспоминаю совещание, на котором один из деятелей (не будем называть имени) сказал: «А зачем в Саратове столько театров?! Надо половину убрать!». На что актёр Константин Райкин ответил, что такого мнения не разделяет, потому что при выходе на чужую сцену всегда чувствует, есть в этом городе театр или нет. Закрыв сегодня культурные учреждения, что откроем взамен? Ещё две-три пивнушки? Театры в малых городах должны существовать. В них может не хватать звёзд, но люди туда идут.

Досье: Римма Белякова
Родилась в 1937 году в Горьком (сегодня Нижний Новгород). В 1961 году окончила школу-студию МХАТ. С 1968 года работает в Саратовском академическом театре драмы им. Слонова. С 1970 года - в Саратовском театральном училище (ныне - Театральный институт Саратовской консерватории). Заведует кафедрой мастерства актёра.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах