aif.ru counter
44

С "трудовых членов" - сбор за интим

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26 28/06/2006

Почти 90 лет назад Саратовский губернский Совет народных комиссаров попытался воплотить в жизнь мечту многих современных мужчин - приватизировать женщин, причем без их согласия, и отменить брак.

Лучшие образцы для пролетариата

Местные власти сделали представительницам слабого пола оригинальный подарок к Международному женскому дню, издав в начале марта 1918 года Декрет об отмене частного владения женщинами. Дамы, прочитав расклеенные по всему городу листовки, по-видимому, сильно удивились. В документе было заявлено: "До сих пор законные браки служили серьезным аргументом в руках буржуазии, благодаря им все лучшие экземпляры прекрасного пола стали собственностью империалистов". Новый закон ликвидировал такую несправедливость. С 1 января 1918 года все женщины в возрасте от 17 до 32 лет объявлялись "достоянием народа". Причем за бывшими владельцами, мужьями, сохранялось право на внеочередное пользование своей женой. В случае противодействия благоверного лишали возможности выполнения супружеского долга.

Социалистический подход предусматривал бережливое отношение к "отчужденному имуществу": "Граждане-мужчины должны пользоваться женщиной не чаще четырех раз за неделю и не более трех часов". Действие декрета не распространялось на замужних дам, имевших пятерых и более детей. Распределять "новую собственность" были обязаны губернские, уездные и сельские Советы рабочих и крестьянских депутатов.

Пожалуй, самый большой недостаток подобной реформы - солидные расходы сильного пола. С "трудовых членов" требовали отчислять 2% заработка в фонд "народного поколения". Для того, кто не принадлежал к пролетариату, установили таксу в 1000 рублей. Для девушек документ предусматривал материальное вознаграждение - 280 рублей ежемесячно. Большевики позаботились и о будущем потомстве. При появлении на свет двойни роженица получала единовременное пособие, 200 рублей, а дети отдавались в "народные ясли", где они воспитывались и грызли гранит науки до 17 лет. Распространителей венерических болезней и отказавшихся исполнять декрет привлекали "к законной ответственности по суду революционного времени".

Мандат на любовь

С принятием документа мужчины начали борьбу за самые лакомые куски новой собственности... и наткнулись на отчаянное сопротивление. Саратовские газеты той поры не успевали сообщать об очередном нападении или изнасиловании женщин. Например, ученик одной из профшкол, комсомолец Петров, ранил ножом свою одноклассницу за отказ жить с ним "свободной любовью".

Тем временем саратовский декрет стал с необычной быстротой распространяться по стране. В течение всего лишь одного месяца его перепечатали почти все советские издания. У "законодателей" из волжского города появились последователи. Во Владимире потребовали ввести национализацию девушек с 18 лет и обязали их всех зарегистрироваться, под страхом наказания, в "бюро свободной любви". В Екатеринодаре создатели новой морали выдавали красноармейцам мандат следующего содержания: "Предъявителю сего предоставляется право социализировать 10 душ девиц в возрасте от 16 до 20 лет, на кого укажет боец". А в городе Хвалынске "товарищ Федорова" составила проект документа, который предусматривал тотальную перепись всех дам от 18 до 50 лет. Кроме того, автор предоставляла женщинам право самим выбирать себе в сожители любого мужчину в возрасте 19-50 лет, не считаясь с его желанием и протестами законной супруги.

Бабий бунт

Представительницы слабого пола терпели половые бесчинства несколько месяцев. Однажды у здания биржи (теперь здесь находится один из корпусов Поволжской академии госслужбы) появилась толпа разъяренных женщин. Они неистово колотили в закрытую дверь, требуя пустить их в помещение. Живая "госсобственность" жаждала увидеть тех, кому принадлежала законодательная инициатива, - анархистов, чьи заседания проходили как раз в здании на Театральной площади. Возмущенные дамы взломали дверь и, круша все на своем пути, начали искать своих обидчиков. Но анархисты успели убежать через черный ход.

Пока одна часть женского населения Саратова участвовала в бунте, другая заблаго.временно покинула город. После обнародования декрета несколько тысяч жителей, прихватив с собой жен и дочерей, устремились в Тамбов, где не признавалась Советская власть, а бразды правления были в руках временного исполнительного комитета и городской управы. По воспоминаниям очевидцев тех событий, население Тамбова увеличилось почти на треть. Тем не менее всем предоставили временное пристанище - беженцев разместили в гостиницах и домах горожан.

Авторы закона - белогвардейцы?

Революционный закон просуществовал недолго. Испугавшись недовольства представительниц слабого пола, большевики пошли на попятную. Между тем, некоторые современные историки считают декрет о национализации женщин фальшивкой и даже называют имя "сочинителя" - Михаил Уваров, хозяин чайной. На это косвенно указывает один факт. Весной 1918 года в газете "Известия Саратовского Совета" появилась заметка, сообщавшая: отряд анархистов "учинил расправу над Уваровым". Позже они заявили, что это "акт мести и справедливого протеста" за разгром анархистского клуба и за издание от имени представителей партии пасквильного и порнографического декрета.

Другие исследователи утверждают: скандальный документ принадлежит перу белогвардейцев. Приписав авторство этого документа большевикам, они использовали его в агитации против советской власти. Любопытная деталь - при аресте в январе 1920 года Колчака у него в кармане мундира обнаружили текст декрета. Но, как бы ни хотелось ученым считать закон небылицей, он действительно существовал. Одна из его печатных версий хранится в архиве. До последнего времени об этом документе старались не упоминать, поскольку он подмочил бы репутацию строителей коммунизма, собиравшихся упразднить семью как "первичную ячейку буржуазного быта" и пропагандировавших распущенность.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах